Про чудачку Катю.

Про чудачку Катю.

На днях в Тбилиси преставилась Катя. Святейший Патриарх-Католикос всея Грузии Илия II благословил похоронить ее 10 декабря во дворе церкви Александра Невского. В свое время я собирала о ней разные истории, и вот настало время суммировать написанное.

Вместо послесловия

Одни видели в Кате нечто необычное, прислушивались к ней. Другие относились с жалостью – как к болящей, старались с ней по возможности вообще не контактировать.

А что мы знаем о юродстве? Юродивые притворялись безумными, вырабатывая смирение. Вели себя непристойно. Ходили почти без одежды или носили одежду несообразно полу, что в прошлые века всячески порицалось. Спали в навозе и ели такое, что нормальному человеку и в голову не придет. А еще обличали власти предержащие самым далеким от вежливости образом. С иерархами Церкви тоже особо не церемонились. Запросто могли дебош в церкви учинить и даже икону камнем разбить, как это сделал Василий Блаженный (потом, правда, выяснилось, что под слоем краски был нарисован падший ангел, но можете представить себе эмоции присутствующих?!). В общем, вызывали окружающих на гнев и другие негативные эмоции. Устраивали всем и каждому проверку на то, какие они христиане: выйдут из себя или отнесутся с терпением?

Все мы помним, как при своей жизни мало у кого вызывал восторг отец Гавриил (Ургебадзе). А через 20 лет после его кончины вся Грузия пришла поклониться его мощам.

Царство Небесное новопреставленной Екатерине!

Мария Сараджишвили

10 декабря 2020 г.

https://pravoslavie.ru/135967.html

Когда святые учились у сапожников.

Когда святые учились у сапожников.

Но Антоний не дает ему времени на это, он хватает его за руку и спрашивает быстрым, дрожащим от волнения голосом:

– Скажи мне, брат, что ты делаешь, чтобы спастись?

Без предисловий, без обиняков! Мир еще совсем молод, и люди не теряют времени на пустые разговоры. Зачем разбазаривать время на знакомства – какое значение имеет, кто ты и кто я, – на вопросы о погоде и о здоровье? Спасение! – только это важно, только это существенно! И сапожник не удивляется этому прямодушию старого монаха, спешащего сразу к нерву, к сути.

– Благослови, отец, – говорит он. И сразу же к важнейшему, которое волнует одинаково обоих: – Я не делаю ничего для того, чтобы спастись. Нет времени из-за всей этой работы.

И указывает на гору рваной обуви.

Антоний вглядывается озабоченно в нее. Но звезда остановилась над головой сапожника и сияет особенно ярко; Антоний понимает, что этот сгорбленный, изнуренный трудом и заботами человек владеет какой-то тайной и что если он не уподобится ему, то не сможет спастись. Он должен понять, что это за тайна! Он должен узнать эту тайну!


Continue reading →