Памяти иеродиакона Илиодора (Гайриянца).

И это всё – о нем,
или Самый известный иеродиакон России.

В 1972 году 25-летний Юрий работал в Союзе художников, редко бывал дома по своей занятости. Вдруг – телеграмма от мамы: бабушка Мария в тяжелом состоянии. Он – на поезд и по знакомому с детства маршруту – в Кизляр. Приезжает, а бабушка лежит, чуть дышит, вокруг родня: «Врачи сказали: она скоро отойдет…» На это Юра ответил: «Она никуда не отойдет!» Все: «Как это?» А он: «Вот так это!»

Вдруг бабушка глаза открывает – смотрит вполне осмысленно. «Бабуля! О! Ты хочешь кушать?» – «Ага! Хочу!» – «Чего хочешь?» – «Пехи» (чеснок, маринованный по-армянски). Юра на балкон вышел и дядьям объявляет: «Похороны отменяются!»

«Господь слышит каждое движение нашего сердца»

Отец Илиодор вспоминал позднее: «Точно так, как бабуля меня на руках понесла крестить, я ее тоже на руках привез и выходил. Хоть я тогда и неверующий был, но Господь слышит всех. У меня было такое сильное желание бабушке помочь, что и Господь мне помог».

Уже будучи в монастыре, отец Илиодор тосковал по любимой бабушке Марии, а больше всего скорбел, что даже фото на память о ней не осталось. И вдруг ему передают письмо из Кизляра. Открывает конверт – там восемь фотографий бабули. А еще фотография ее могилки ухоженной. Он говорил по этому поводу: «Вот такое чудо Господь явил. То есть Господь слышит каждое движение нашего сердца».

Такая же история произошла у него с фотографиями, когда его рукополагал в диаконы сам Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II – причем рукополагал 4 декабря 1990 года – на оптинский праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы. Этих фото у отца Илиодора тоже не осталось, и он очень скорбел по этому поводу.

Когда Патриарх Алексий II отошел ко Господу 5 декабря 2008 года, отец Илиодор попросил его: «Святейший, помоги!» Через пару дней приезжает в Шамордино, а там ему передают конвертик. Открывает: пять фотографий, как его рукополагает Святейший Патриарх.

Отец Илиодор, вспоминая об этом, говорил: «Это что? Чудо! Это милость Божия. Не успеем мы только подумать – Господь нам дает такие вот знаки милости Своей. Поэтому когда человек унывает – это большой грех. Нам нельзя унывать. Конечно, Господь видит, что я от души прошу и что это полезно для укрепления веры, – значит, Господь подаст. А если человеку не полезно, тогда, конечно, чего тут обижаться?! Мало ли что ты попросил… А если тебе это не полезно?»

Но это мы вперед забежали.

Как отец Илиодор пришел к вере

Продолжение:

https://pravoslavie.ru/135140.html

Божевильна Нина.

Если кому-нибудь из старшего поколения приходилось бывать в селах в начале 1960-х, подтвердит, что определяющим состоянием всякого села была тишина. Разве что краткое пение петухов на заре, да кудахтанье кур, да мычанье коров, возвращающихся с пастбищ в лучах заходящего солнца. Да еще пение птиц, стрекот аистов на соломенных крышах, шелест листьев, раскаты летнего грома…

«А почему «божевильна»?» – уточняли.

«Потому, что живет не так, как все люди, а в нищете, и Бог ее питает через людей. Ее жалеть нужно. Зимой, когда холодно, она забирается в печь и там спит с котами, и так живет Христа ради…».

Сказать по правде, из всего сказанного мы поняли только, что ее нужно жалеть и что она больная. Но когда ее охрипший голос приближался к нашей хате, мы все же предпочитали укрыться в доме.

Песочниц для маленьких детей в деревне не было. Малыши предпочитали играть прямо на сельской песочной дороге, где изредка могла их потревожить телега с лошадьми. На дороге вырастали замысловатые замки и крепости, окнами служили зеленые и коричневые бутылочные стеклышки, забором – частокол из деревянных палочек.

Лошади неслись, вздымая кучи песка, прямо на играющих детей

И вот однажды был такой случай. Пара лошадей, запряженных в тяжелый воз, понесла перепуганного насмерть кучера. Лошади, очевидно, испугавшись чего-то, закусив удила, рванули во всю прыть по проселочной дороге, кося глазами и брызгая пеной с удил. Как ни пытался остановить их кучер, натягивая вожжи с криками «тпр-р-р-ру!!», лошади неслись, вздымая кучи песка, прямо на играющих детей. Еще несколько секунд – и трагедии не избежать! Но вот между малышами и летящими лошадьми вырастает сухопарая фигура Божевильной Нины. Блаженная расставляет руки в стороны, будто готовится принять лошадей в объятия. Помню, наблюдая этот страшный эпизод из-за забора во дворе, я зажмурился, понимая, что лошади сейчас собьют с ног Нину и раздавят двух увлеченно играющих малышей…

И вдруг стало тихо.

Продолжение:

https://pravoslavie.ru/110066.html

Рассказ иеросхимонаха Симеона о своей жизни.

Родился отец Симеон (Желнин Василий Иванович) в деревне Яковлевской Островского уезда Псковской губернии в 1869 году, 1 марта, от родителей Иоанна и Наталии, крещен в погосте Вехнево, во святом крещении назван Василием. Родители были верующими и богобоязненными и воспитывали младенца в страхе Божием, в повиновении и послушании родителям.

Однажды наместник при разговоре со мной (это было в конце его земной жизни) сказал мне: «Я скоро умру, в день Пасхи, но не дома; а когда меня привезут и будут брать мое тело, то на один час будет от моего тела запах тления, а когда внесут в пещеры, то запах прекратится». Так в действительности исполнилось его предсказание. На Страстной неделе о. Мефодий был вызван в Питер, в Святейший Синод, там он заболел и умер в первый день Пасхи; и все, что он сказал о себе, все исполнилось в точности. Когда гроб ввезли в Печоры, тление прекратилось, а когда внесли в монастырь и в церковь, то от тела было благоухание. Когда он говорил о смерти, то упомянул, почему на время от тела его будет запах тления. «Это, — говорил, — потому будет, что люди меня везде хвалят, вот Господь и захотел смирить меня этим запахом по смерти, чтобы я не превозносился».

Отец Мефодий похоронен в пещерах монастыря, где и его сестра схимонахиня Анна.

После смерти о. Мефодия меня перевели из настоятельского дома под трапезную, около ворот, я был в то время иеродиаконом.

Continue reading →

Блаженной памяти «бабушки Кати» – монахини Домны.

В декабре в Тбилиси преставилась «бабушка Катя». Ее знали все, кто приходил в Александро-Невский храм. Святейший Патриарх-Католикос всея Грузии Илия II благословил похоронить ее 10 декабря во дворе церкви Александра Невского.

Многое помню о бабушке Кате – блаженной монахине Домне. Мои воспоминания не идут в хронологическом порядке, относятся к разным годам. Многое пережито, многое, к сожалению, забыто. Но всё, что говорила или делала бабушка Катя, пронзало меня до глубины души. Как некий голос свыше и печать, которая таинственно ложилась на душу. Итак, начну.

Однажды мы с мужем пришли в церковь. К нему подошла блаженная бабушка Катя, посмотрела на него ласково и вдруг достала откуда-то траурное покрывало, уронила прямо перед ним и сразу скрылась в толпе. Он поднял покрывало и пошел искать бабушку Катю. Я сразу поняла, что она хочет этим что-то сказать. Тогда же я получила известие: внезапно умерла моя двоюродная сестра в Америке, по которой я действительно носила потом траур. И у друга моего мужа в тот же день умерла мама.

Было еще. Я очень тяжко согрешила перед Богом, это был мой личный грех. Прошло время, и как-то я пришла в церковь, увидела Катю и хотела подать ей милостыню. Протянула руку – и вдруг она со всей силой ударила меня прямо в лицо, при этом озвучив этот самый грех.

Было еще.

Continue reading →