Главное средство ко спасению – претерпевание многоразличных скорбей, кому какие пригодны… Прп. Амвросий Оптинский.

Главное средство ко спасению – претерпевание многоразличных скорбей, кому какие пригодны…

Хотящему спастись должно помнить и не забывать апостольскую заповедь: «Друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов»32. Много других заповедей, но ни при одной такого добавления нет, то есть: так исполните закон Христов. Великое значение имеет заповедь эта, и прежде других должно заботиться об исполнении оной.

Многие желают хорошей духовной жизни в самой простой форме; но только немногие и редкие на самом деле исполняют благое свое желание, – именно те, которые твердо держатся слов Святого Писания, что «многими скорбьми подобает нам внити в Царство Небесное»33, и, призывая помощь Божию, стараются безропотно переносить постигающие их скорби, и болезни, и разные неудобства…

Если хочешь поставить себя на твердой стези спасения, то прежде всего постарайся внимать только себе одному, а всех других предоставь Промыслу Божию и их собственной воле и не заботься никому делать назидание. Не напрасно сказано: «Кийждо от своих дел или прославится, или постыдится». Так будет полезнее и спасительнее и сверх того покойнее.

Милость и снисхождение к ближним и прощение их недостатков есть кратчайший путь ко спасению.

Одно остается нам немощным и грешным – искренно каяться в своих слабостях и немощах душевных, нелицемерно смиряться пред Богом и людьми и безропотно и терпеливо переносить посылаемые нам за грехи различные скорби и болезни, и таким образом несомненно можем получить милость Божию.

Кто желает называться чадом Христовым, тот должен терпеливо и безропотно понести все то, что понес Христос, и должен молиться за обидящих, как Он молился за распинающих.

Видно, иначе нельзя достигнуть покоя, как потерпеть да подождать, да потрудиться о себе и о других, так как без любви к ближнему невозможно спастись.

Ежели настоящая жизнь наша есть не что иное, как подвиг, а подвиг не бывает без борьбы, а в борьбе человек без помощи Божией бывает немощен и несилен, то и должны мы, вместо того чтобы унывать, к Победителю темных сил взывать: «Побори борющие мя»34.

Много и о многом заботиться не должно, а следует позаботиться о самом главном – о приготовлении себя к смерти.

Прп. Амвросий Опттинский.

https://azbyka.ru/otechnik/prochee/optinskij-tsvetnik/6_1

Молитва управляет временем и пространством.

Молитва управляет временем и пространством.

…Мы шли, не думая о времени. Да и часов тогда ни у кого не было. Ориентировались на звёзды, солнце или на петухов… Шли и молились.

МОЛИТВА УПРАВЛЯЕТ ВРЕМЕНЕМ И ПРОСТРАНСТВОМ

В юности меня сильно удивил рассказ моей бабушки Пелагеи, попросту – Поли, об их пеших походах в Чернигов.

Жила она до войны в селе, где была церковь во имя святителя Николая Чудотворца, но ее закрыли в 1938 году, и ближайший храм оказался за 62 км в Чернигове. Вот бабушка и рассказывала, как они, хотя бы раз в месяц на двунадесятые праздники, отправлялись в областной центр.

До войны в той местности было довольно много волков, которые зимой сбивались в большие стаи и нередко нападали на людей. Поэтому собирались по 10–15 человек и отправлялись в путь. Выходили очень рано, после третьих петухов[1]. Брали с собой и подростков. Шли не торопясь, тихо. И как-то так получалось, что приходили они в черниговский храм аккуратно к началу службы.

Вот этого я никак понять не мог. Если средняя скорость идущего человека составляет 5 км/час, то им понадобились бы как минимум 12 часов на путь в одну сторону. Они же тратили не более 7!

После службы (а это еще 3 часа), перекусив тем, что брали с собой в котомке, и немного отдохнув (еще 1–2 часа), отправлялись обратно. Летом возвращались к заходу солнца, зимой – когда куры уже давно сидели на насесте (еще 12 часов).

Если сложить все мои расчетные часы, то получается 12+3+1 (или 2) +12 = 28–29 часов. А в сутках всего 24 часа! Но даже эти часы они полностью не использовали, а не больше 18…

Для меня это было необъяснимой загадкой.

Будучи студентом, молодым и здоровым, увлекающимся спортом, я оказался в той местности. У меня был отличный велосипед, точно проложенный маршрут, по которому когда-то ходила бабушка, хороший день и хорошее настроение.

Поскольку средняя скорость велосипедиста, как утверждал мой школьный учебник, составляет 12 км/час, то на дорогу туда и обратно я отводил для себя 10–11 часов, ну, еще 1–2 часа на обед и отдых в Чернигове. Выехав в 9 утра, я планировал вернуться в 9–10 вечера, то есть к заходу солнца.

С тем и отправился в путь, полагая, что у меня все равно скорость передвижения куда быстрее, чем у довоенных путников.

Дорога – асфальт, только кое-где приходилось съезжать на грунтовку. Ехать – одно удовольствие.

Я вертел головой по сторонам, наблюдал за меняющимися пейзажами, мелькающими птицами, уступал дорогу машинам и считал ворон.

В движении я уже был почти 4 часа, но не проехал и половину пути. Быстро подсчитав, что до Чернигова мне понадобится еще не менее 3 часов, я так же быстро сообразил, что и к полуночи вернуться обратно не успею. В Чернигове остановиться у меня было негде, и я решил воротиться.

Как же так? Получается, что я на велосипеде ехал медленнее, чем шли богомольцы пешком?!

Ехал и недоумевал: как же так получилось, что я, имея большую скорость передвижения, молодой и здоровый, не обогнал во времени медленно ходивших молитвенников – стариков и детей?

Бабушки уже не было в живых, и нельзя было еще раз все переспросить, но жива была моя тетушка Евдокия[2], которая подростком ходила вместе с бабушкой в Чернигов.

Я и спросил у нее, как же так получилось, что они успевали проделать путь туда и обратно менее чем за сутки, а я – нет?!

Continue reading →
Старец учил: если ты общаешься с человеком, то прежде должен поставить себя на его место. Схиигумен Савва (Остапенко).

Старец учил: если ты общаешься с человеком, то прежде должен поставить себя на его место. Схиигумен Савва (Остапенко).

Митрополит Йошкар-Олинский и Марийский Иоанн (Тимофеев):

– Старец учил: если ты общаешься с человеком, то прежде должен поставить себя на его место, дать ему возможность выговориться и лишь тогда, помолившись, дать ответ. Ведь то, что творится без молитвы, является очень часто плодом нашего тщеславия, а не той волей Божией, которая должна исходить из наших уст. Все, что ты совершаешь: богослужение ли, обыденные мирские дела, – делай так, будто живешь последний день.

Схиигумен Савва заповедовал, что в этой жизни каждый человек должен быть прост, в каком бы звании и состоянии он ни находился. В простоте ты становишься избранным сосудом Божиим, она делает тебя неуязвимым для самых страшных грехов – тщеславия, гордыни.

https://pravoslavie.ru/srpska/print117392.htm

Памяти иеродиакона Илиодора (Гайриянца).

И это всё – о нем,
или Самый известный иеродиакон России.

В 1972 году 25-летний Юрий работал в Союзе художников, редко бывал дома по своей занятости. Вдруг – телеграмма от мамы: бабушка Мария в тяжелом состоянии. Он – на поезд и по знакомому с детства маршруту – в Кизляр. Приезжает, а бабушка лежит, чуть дышит, вокруг родня: «Врачи сказали: она скоро отойдет…» На это Юра ответил: «Она никуда не отойдет!» Все: «Как это?» А он: «Вот так это!»

Вдруг бабушка глаза открывает – смотрит вполне осмысленно. «Бабуля! О! Ты хочешь кушать?» – «Ага! Хочу!» – «Чего хочешь?» – «Пехи» (чеснок, маринованный по-армянски). Юра на балкон вышел и дядьям объявляет: «Похороны отменяются!»

«Господь слышит каждое движение нашего сердца»

Отец Илиодор вспоминал позднее: «Точно так, как бабуля меня на руках понесла крестить, я ее тоже на руках привез и выходил. Хоть я тогда и неверующий был, но Господь слышит всех. У меня было такое сильное желание бабушке помочь, что и Господь мне помог».

Уже будучи в монастыре, отец Илиодор тосковал по любимой бабушке Марии, а больше всего скорбел, что даже фото на память о ней не осталось. И вдруг ему передают письмо из Кизляра. Открывает конверт – там восемь фотографий бабули. А еще фотография ее могилки ухоженной. Он говорил по этому поводу: «Вот такое чудо Господь явил. То есть Господь слышит каждое движение нашего сердца».

Такая же история произошла у него с фотографиями, когда его рукополагал в диаконы сам Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II – причем рукополагал 4 декабря 1990 года – на оптинский праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы. Этих фото у отца Илиодора тоже не осталось, и он очень скорбел по этому поводу.

Когда Патриарх Алексий II отошел ко Господу 5 декабря 2008 года, отец Илиодор попросил его: «Святейший, помоги!» Через пару дней приезжает в Шамордино, а там ему передают конвертик. Открывает: пять фотографий, как его рукополагает Святейший Патриарх.

Отец Илиодор, вспоминая об этом, говорил: «Это что? Чудо! Это милость Божия. Не успеем мы только подумать – Господь нам дает такие вот знаки милости Своей. Поэтому когда человек унывает – это большой грех. Нам нельзя унывать. Конечно, Господь видит, что я от души прошу и что это полезно для укрепления веры, – значит, Господь подаст. А если человеку не полезно, тогда, конечно, чего тут обижаться?! Мало ли что ты попросил… А если тебе это не полезно?»

Но это мы вперед забежали.

Как отец Илиодор пришел к вере

Продолжение:

https://pravoslavie.ru/135140.html

Рассказ иеросхимонаха Симеона о своей жизни.

Родился отец Симеон (Желнин Василий Иванович) в деревне Яковлевской Островского уезда Псковской губернии в 1869 году, 1 марта, от родителей Иоанна и Наталии, крещен в погосте Вехнево, во святом крещении назван Василием. Родители были верующими и богобоязненными и воспитывали младенца в страхе Божием, в повиновении и послушании родителям.

Однажды наместник при разговоре со мной (это было в конце его земной жизни) сказал мне: «Я скоро умру, в день Пасхи, но не дома; а когда меня привезут и будут брать мое тело, то на один час будет от моего тела запах тления, а когда внесут в пещеры, то запах прекратится». Так в действительности исполнилось его предсказание. На Страстной неделе о. Мефодий был вызван в Питер, в Святейший Синод, там он заболел и умер в первый день Пасхи; и все, что он сказал о себе, все исполнилось в точности. Когда гроб ввезли в Печоры, тление прекратилось, а когда внесли в монастырь и в церковь, то от тела было благоухание. Когда он говорил о смерти, то упомянул, почему на время от тела его будет запах тления. «Это, — говорил, — потому будет, что люди меня везде хвалят, вот Господь и захотел смирить меня этим запахом по смерти, чтобы я не превозносился».

Отец Мефодий похоронен в пещерах монастыря, где и его сестра схимонахиня Анна.

После смерти о. Мефодия меня перевели из настоятельского дома под трапезную, около ворот, я был в то время иеродиаконом.

Continue reading →
Как Бог помогал.

Как Бог помогал.

… Церковь росла как на дрожжах, к осени вывели стены под кровлю. Металлоконструкции – купол, боковые арки – привезли. Но тут возникла проблема: сваренный из металлических лепестков сантиметровой толщины купол предстояло поднять на высоту около 15 метров. Весил он, по документации, под три тонны. И выяснилось, что нет в районе кранов достаточной грузоподъемности, чтобы на вытянутой стреле поднимать такой вес. У каменщиков работа встала. Они ворчать начали, потом бунтовать. Наконец поставили вопрос ребром: или решайте что-то с куполом, чтобы можно было дальше работать, или мы уедем.

Иван Иванович куда только не звонил! Он человек очень волевой, целеустремленный. Для него не существует нерешаемых проблем. Но время поджимало: зима на носу. По всему выходило, что придется нам стройку до весны консервировать.

Однажды в субботу утром Иван Иванович сказал: «Валер, поехал я в Пензу – специально вопрос с краном решать». Где-то в обед меня зовут в контору: «Иван Иванович звонит». У церкви тогда мобильная связь не работала. Бегу. Беру чью-то трубку, разговариваю. Иван Иванович говорит: «Валер, облом. На всю Пензу два таких крана. Стоит их работа 1500 в час. Но проблема не в этом: им запрещено выезжать за пределы Пензы… Но ты нос не вешай. Я на той неделе в Москве буду. Решим…»

Пришел, чувашам объясняю. Рабочие рассердились, размурзились. Ну, их понять можно. Они приехали деньги зарабатывать, а не на курорте отдыхать.

– Ладно, – говорю, – мужики. В понедельник решим, как с вами быть. Домой так домой.

А другу своему:

– Юр, поехали на выходные домой тоже.

Повернулся к церкви, перекрестился и мысленно попросил от всего сердца: «Господи, реши Сам эту проблему. Не получается у нас…»

Доехали мы до села Высокое, свернули на повороте, выехали на трассу. Уже доехали до Молотова. И вдруг я спрашиваю:

Продолжение:

Валерий Серяков

https://pravoslavie.ru/137084.html

Праведница.

Праведница.

При всем при том я не помню бабушку сломленной, убитой горем. Наверное, дело было в том, что бабушка была глубоко верующей. Темную от времени икону Богородицы на «божнице» в ее доме я помню чуть не с рождения, как и худую седовласую фигуру в ночной сорочке, шепчущую молитвы у моего изголовья. Мама работала в научной библиотеке и, боясь неприятностей, строго-настрого запрещала бабушке крестить меня или водить в церковь, но молиться запретить не могла.

Кстати, икону бабушка держала в красном углу и в те времена, когда за это можно было отправиться куда Макар телят не гонял. Не боялась. Говорила: «Сначала меня из моего дома ногами вперед вынесут, а уж потом Матерь Божию!» Поэтому я никогда не стесняюсь носить крестик и креститься на церковные купола, как бы странно окружающие на меня ни смотрели. Стыдно не выглядеть фриком, а бояться открыто исповедовать свою веру.

Бабушке было чуждо распространенное инфантильное представление о Боге как о страховом полисе от неприятностей: мол, покрестить ребеночка надо, чтобы не болел, а обвенчаться – чтоб муж не загулял и не запил. Она была мудрым взрослым человеком и понимала, что никто не избежит своей меры скорбей. Вера не гарантирует, что близкие будут живы и здоровы, что на твоем веку не случится большой войны или голода (дед с бабушкой и первенцем в 1921-м бежали от страшного голода в Поволжье на юг, так и спаслись).


Continue reading →
Когда святые учились у сапожников.

Когда святые учились у сапожников.

– Скажи мне, брат, что ты делаешь, чтобы спастись?

Без предисловий, без обиняков! Мир еще совсем молод, и люди не теряют времени на пустые разговоры. Зачем разбазаривать время на знакомства – какое значение имеет, кто ты и кто я, – на вопросы о погоде и о здоровье? Спасение! – только это важно, только это существенно! И сапожник не удивляется этому прямодушию старого монаха, спешащего сразу к нерву, к сути.

– Благослови, отец, – говорит он. И сразу же к важнейшему, которое волнует одинаково обоих: – Я не делаю ничего для того, чтобы спастись. Нет времени из-за всей этой работы.

И указывает на гору рваной обуви.

Антоний вглядывается озабоченно в нее. Но звезда остановилась над головой сапожника и сияет особенно ярко; Антоний понимает, что этот сгорбленный, изнуренный трудом и заботами человек владеет какой-то тайной и что если он не уподобится ему, то не сможет спастись. Он должен понять, что это за тайна! Он должен узнать эту тайну!

– Расскажи мне, брат, о себе, – начинает тихо он. – Молишься ли ты? Постишься ли? Ходишь ли в церковь?

Continue reading →
Случай с женщиной с опухолью. Хирург Айзенштрак Эмиль.

Случай с женщиной с опухолью. Хирург Айзенштрак Эмиль.

В 12 часов телефонный звонок: «Приезжайте, пожалуйста, в гинекологическое отделение поселковой больницы. Женщине вскрыли живот и не знаем, что делать дальше». Приезжаю, захожу в операционную. Сразу же узнаю, что лидер этого отделения, опытная заведующая, в трудовом отпуске. Оперируют ее ученицы. Брюшная полость вскрыта небольшим поперечным разрезом. Женщина молодая, разрез косметический, когда делали этот разрез, думали, что встретят маленькую кисту яичника, а обнаружили большую забрюшинную опухоль, которая глубоко уходит в малый таз.

И вот они стоят над раскрытым животом. Зашить — совесть не позволяет, выделить опухоль — тоже боятся: зона очень опасная и совершенно им не знакомая. Ни туда, ни сюда. Тупик. И длится эта история уже 3 часа! Все напряженно смотрят на меня, ждут выхода.

Continue reading →
Почему не со всеми происходят чудеса?

Почему не со всеми происходят чудеса?

Митрополит Нектарий (Антонопулос)

Портрет отца во время болезни. Художник: Франц Марк Портрет отца во время болезни. Художник: Франц Марк

Господь часто молчит из любви. Но возникает вопрос: почему чудеса происходят не со всеми? Сколько больных людей и их родственников с верой умоляют Бога и святых об исцелении! Но мы не видим, чтобы с ними происходило чудо! Почему?

Continue reading →