О священниках.


Еще недавно в Грузии жил один из самых известных подвижников XX века архимандрит Гавриил (Ургебадзе). Знаменитый старец, ныне прославленный в лике преподобных, оставил по себе много благодарной памяти. И среди слов, которые люди запомнили, есть обращение к ропотникам, тем, что вечно бурчат: «Священники плохие, власть плохая, все плохое».

Маммо Габриэли, то есть отец Гавриил, так отвечал им: «Вы хотели бы, чтобы президентом у вас была царица Тамара, а на приходе у вас служил Николай Чудотворец. Но вы-то сами – кто?».А еще мы бы хотели, чтобы врачом в поликлинике работал святой Пантелеимон, а на клиросе пел царь Давид или хотя бы Федор Шаляпин. А также (спасибо, Александр Сергеевич), чтобы «была я владычицей морскою, а Рыбка была бы у меня на посылках». Но, простите, вы в зеркало глядели? А в совесть заглядывали? Со здравым смыслом советовались, или хотя бы с отцом Гавриилом? Сами-то вы – кто?


Но вот помечталось мне, что действительно на приходе, где я прихожанином, служит святой Николай. Без сомнения, приход сразу набьется людом как та сеть, которую Петр забросил одесную корабля, рыбой. За чудесами, за милостыней, за благодатной помощью набьется. И без внешней рекламы. Еще бы! У всех беда. Сын пьет, невестка гуляет, денег нет, муж работу потерял, у меня рак… Так что – все к Николаю! Он всем поможет.Но святитель Николай ведь не будет «угодником» в смысле одного только угождения нам. Он, главным образом, Богу угождать будет и от нас того же потребует. Потребует ежевоскресного хождения к Литургии. Чего доброго, заведет полноценное всенощное бдение. В смысле – на всю ночь, а на рассвете – Литургия. Заставит поститься по уставу, а не так, как мы привыкли – с карасиками. По средам не едим. По пятницам – тоже. Велит Псалтирь наизусть изучить. Памятуя о знаменитой пощечине Арию, можно предполагать, что иному вольнодумцу св.Николай и «портрет»испортит. И вообще все его неизбежно пламенное служение предстанет перед развращенным и ленивым нынешним христианским сообществом как вызов, мука, обличение и издевательство.
Да я ведь к Николаю только за чудом и только на пару минут! Мне за чудом. Сколько стоит? А так мне «в Париж, по делу, срочно!». Ты, Николай, дай-ка мне просимое, да побыстрее. Да в душу не лезь. Чужая душа, сам знаешь, потемки. Ну, и я пошел. Прощай, Николай. До скорого свидания. До следующей нужды. А он тебе: «Стой, паршивец. А ну, глянь мне в глаза! Ты что это вздумал храм в торговую лавку превращать? Добра хочешь? Помощи хочешь? А потрудиться для Христа хочешь? Долги раздать, бедным помочь, ночью на молитву стать?» Ну и так далее.

Знаете, что потом будет? Вскоре, через месяц-другой, в Патриархию полетят письма и телеграммы анонимных стукачей и официальных оскорбленных и униженных. Будут жаловаться на того, кому сегодня молятся, если бы он сегодня жил, а не в четвертом веке. Как пить дать. Будут говорить про Николая Чудотворца: «Грубый, изувер, службы длинные, строгий непомерно, дерется даже, ругается, никакой любви», и так далее.А если бы на приходе у нас был священником Михаил Архангел! Храм был бы пуст! Все в ужасе и с чувством полной греховности разбежались бы кто куда. Остался бы только пепел у исповедального аналоя. Пепел грешника, сгоревшего от стыда на исповеди после нескольких вопросов исповедующего Архангела.


Одним словом, когда вам захочется побурчать о том, что все плохие (только вы хороший), вы подумайте о том, что было бы, если бы реально главой государства был князь Владимир или Андрей Боголюбский, а на приходе у вас служил Иоанн Кронштадский. Представьте все это в деталях. Ох, вы бы взвыли! Конкретно вы. А я бы посмеялся.

Так что взгляните свежим взглядом на своих родных, таких знакомых и понятных батюшек. Простых и грешных, как все. И обрадуйтесь. И благодарите Бога, что святых к святым послали, а к вам – грешникам – грешников. И успокойтесь.»

https://vk.com/gamaris?z=photo362089108_457241806%2Fphotos362089108

О священниках.

О священниках.

Еще недавно в Грузии жил один из самых известных подвижников XX века архимандрит Гавриил (Ургебадзе).

Знаменитый старец, ныне прославленный в лике преподобных, оставил по себе много благодарной памяти. И среди слов, которые люди запомнили, есть обращение к ропотникам, тем, что вечно бурчат: «Священники плохие, власть плохая, все плохое».

Маммо Габриэли, то есть отец Гавриил, так отвечал им: «Вы хотели бы, чтобы президентом у вас была царица Тамара, а на приходе у вас служил Николай Чудотворец. Но вы-то сами – кто?».А еще мы бы хотели, чтобы врачом в поликлинике работал святой Пантелеимон, а на клиросе пел царь Давид или хотя бы Федор Шаляпин. А также (спасибо, Александр Сергеевич), чтобы «была я владычицей морскою, а Рыбка была бы у меня на посылках». Но, простите, вы в зеркало глядели? А в совесть заглядывали? Со здравым смыслом советовались, или хотя бы с отцом Гавриилом? Сами-то вы – кто?

Но вот помечталось мне, что действительно на приходе, где я прихожанином, служит святой Николай. Без сомнения, приход сразу набьется людом как та сеть, которую Петр забросил одесную корабля, рыбой. За чудесами, за милостыней, за благодатной помощью набьется. И без внешней рекламы. Еще бы! У всех беда. Сын пьет, невестка гуляет, денег нет, муж работу потерял, у меня рак… Так что – все к Николаю! Он всем поможет.

Но святитель Николай ведь не будет «угодником» в смысле одного только угождения нам. Он, главным образом, Богу угождать будет и от нас того же потребует. Потребует ежевоскресного хождения к Литургии. Чего доброго, заведет полноценное всенощное бдение. В смысле – на всю ночь, а на рассвете – Литургия. Заставит поститься по уставу, а не так, как мы привыкли – с карасиками. По средам не едим. По пятницам – тоже. Велит Псалтирь наизусть изучить. Памятуя о знаменитой пощечине Арию, можно предполагать, что иному вольнодумцу св.Николай и «портрет»испортит. И вообще все его неизбежно пламенное служение предстанет перед развращенным и ленивым нынешним христианским сообществом как вызов, мука, обличение и издевательство.

Да я ведь к Николаю только за чудом и только на пару минут! Мне за чудом. Сколько стоит? А так мне «в Париж, по делу, срочно!». Ты, Николай, дай-ка мне просимое, да побыстрее. Да в душу не лезь. Чужая душа, сам знаешь, потемки. Ну, и я пошел. Прощай, Николай. До скорого свидания. До следующей нужды. А он тебе: «Стой, паршивец. А ну, глянь мне в глаза! Ты что это вздумал храм в торговую лавку превращать? Добра хочешь? Помощи хочешь? А потрудиться для Христа хочешь? Долги раздать, бедным помочь, ночью на молитву стать?» Ну и так далее.

Знаете, что потом будет? Вскоре, через месяц-другой, в Патриархию полетят письма и телеграммы анонимных стукачей и официальных оскорбленных и униженных. Будут жаловаться на того, кому сегодня молятся, если бы он сегодня жил, а не в четвертом веке. Как пить дать. Будут говорить про Николая Чудотворца: «Грубый, изувер, службы длинные, строгий непомерно, дерется даже, ругается, никакой любви», и так далее.

А если бы на приходе у нас был священником Михаил Архангел! Храм был бы пуст! Все в ужасе и с чувством полной греховности разбежались бы кто куда. Остался бы только пепел у исповедального аналоя. Пепел грешника, сгоревшего от стыда на исповеди после нескольких вопросов исповедующего Архангела.

Одним словом, когда вам захочется побурчать о том, что все плохие (только вы хороший), вы подумайте о том, что было бы, если бы реально главой государства был князь Владимир или Андрей Боголюбский, а на приходе у вас служил Иоанн Кронштадский.

Представьте все это в деталях. Ох, вы бы взвыли! Конкретно вы. А я бы посмеялся. Так что взгляните свежим взглядом на своих родных, таких знакомых и понятных батюшек. Простых и грешных, как все. И обрадуйтесь. И благодарите Бога, что святых к святым послали, а к вам – грешникам – грешников. И успокойтесь.»

https://vk.com/wall-59350877_11697

«У тебя будет только четыре секунды».

«У тебя будет только четыре секунды».

Историю про четыре секунды я слыхал давно. Она стала околоцерковным фольклором и в пересказе разными лицами имеет серьезные отличия. Поэтому я решил найти человека, с которым это приключилось. Зовут его все Александром Адлерским. Беда в том, что, когда я прежде приезжал в Сочи, его в Сочи не было. Но на сей раз встреча наша состоялась. И вот что он рассказал.

Стал я с той поры постоянно ездить к отцу Симеону. На всякое дело брал благословение. И так у меня удачно все стало складываться. Через полгода квартиру купил, а потом такое дело развернул: четыре магазина, машины, 25 человек у меня в работниках.

Однажды перед поездкой за товаром в Москву приехал к батюшке благословиться. Он спрашивает:

– В армии служил?

– Служил.

– А сколько секунд до взрыва, когда кольцо из гранаты вырвешь?

Говорю:

– Четыре.

– Вот и у тебя будет четыре секунды.

Я ничего не понял, но не стал его расспрашивать. Я вообще всегда старался слушать его и не донимать никакими расспросами. Что скажет, то и выполнял. А тут – четыре секунды. Как понимать? Рассказал моему шоферу, который на фуре товар возил. Тогда бандиты машины грабили. Он и решил, что батюшка об этом предупредил. Взял он с собой в эту поездку топор. Положил рядом с собой – пусть попробуют бандюки сунуться. До Москвы доехали вместе. Загрузились. Мне нужно было остаться на несколько дней, а он поехал обратно.

Возле Каширы заезжает на бензоколонку – и неожиданно у его машины глохнет мотор.

Continue reading →