Отец Нафанаил всегда пресекал гласные проявления оппозиционности по отношению к государству и тем более — попытки диссидентства.

Вредный отец Нафанаил. «Несвятые святые», архимандрит Тихон (Шевкунов).

Нет нужды объяснять, что к следующим выборам избирательная урна с раннего утра снова дожидалась монахов в монастырской трапезной.

И в то же время строго приглядывавший за нами отец Нафанаил всегда пресекал гласные проявления оппозиционности по отношению к государству и тем более — попытки диссидентства. Поначалу думали, что казначей просто лебезит перед властями. Но потом мы постепенно узнавали, что отец Нафанаил не раз и не два сталкивался с засланными в монастырь провокаторами или переодетыми оперативниками. Но даже вполне понимая, что перед ним искренние люди, отец Нафанаил все же всякий раз обрывал столь любимое нами вольномыслие. И не только потому, что оберегал монастырь. А скорее потому, что берег нас самих от нашего же неразумия, фанаберии и молодой горячности, замешанной на самой простой гордыне.

Он не дорого ценил слова, даже самые героические, и знал о советской власти и обо всем, что творилось в стране, не так, как мы — большей частью понаслышке да по книгам. Отец Нафанаил имел трезвое и очень личное отношение к советской власти хотя бы потому, что его отец, священник Николай Поспелов, был расстрелян за веру в тридцать седьмом году. Пройдя солдатом всю войну, отец Нафанаил стал послушником Великого Наместника архимандрита Алипия и духовным сыном святого печерского старца и чудотворца иеросхимонаха Симеона. Оба они, увидев в нем человека кристальной честности и необычайно живого ума, сделали его в тяжелейшие годы хрущевских гонений на Церковь казначеем и секретарем монастыря и поверили ему самые сокровенные монастырские тайны.

И еще к вопросу о советской власти. Как-то летней ночью я нес послушание дежурного на площади перед Успенским храмом. Звезды слабо мерцали на северном небе. Тишина и покой. Трижды гулко пробили часы на башне… И вдруг я почувствовал, что прямо у меня за спиной кто-то стоит. Я испуганно обернулся. Это был отец Нафанаил. Он смотрел в звездное небо. А потом задумчиво спросил:

Continue reading →

Памяти иеродиакона Илиодора (Гайриянца).

И это всё – о нем,
или Самый известный иеродиакон России.

В 1972 году 25-летний Юрий работал в Союзе художников, редко бывал дома по своей занятости. Вдруг – телеграмма от мамы: бабушка Мария в тяжелом состоянии. Он – на поезд и по знакомому с детства маршруту – в Кизляр. Приезжает, а бабушка лежит, чуть дышит, вокруг родня: «Врачи сказали: она скоро отойдет…» На это Юра ответил: «Она никуда не отойдет!» Все: «Как это?» А он: «Вот так это!»

Вдруг бабушка глаза открывает – смотрит вполне осмысленно. «Бабуля! О! Ты хочешь кушать?» – «Ага! Хочу!» – «Чего хочешь?» – «Пехи» (чеснок, маринованный по-армянски). Юра на балкон вышел и дядьям объявляет: «Похороны отменяются!»

«Господь слышит каждое движение нашего сердца»

Отец Илиодор вспоминал позднее: «Точно так, как бабуля меня на руках понесла крестить, я ее тоже на руках привез и выходил. Хоть я тогда и неверующий был, но Господь слышит всех. У меня было такое сильное желание бабушке помочь, что и Господь мне помог».

Уже будучи в монастыре, отец Илиодор тосковал по любимой бабушке Марии, а больше всего скорбел, что даже фото на память о ней не осталось. И вдруг ему передают письмо из Кизляра. Открывает конверт – там восемь фотографий бабули. А еще фотография ее могилки ухоженной. Он говорил по этому поводу: «Вот такое чудо Господь явил. То есть Господь слышит каждое движение нашего сердца».

Такая же история произошла у него с фотографиями, когда его рукополагал в диаконы сам Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II – причем рукополагал 4 декабря 1990 года – на оптинский праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы. Этих фото у отца Илиодора тоже не осталось, и он очень скорбел по этому поводу.

Когда Патриарх Алексий II отошел ко Господу 5 декабря 2008 года, отец Илиодор попросил его: «Святейший, помоги!» Через пару дней приезжает в Шамордино, а там ему передают конвертик. Открывает: пять фотографий, как его рукополагает Святейший Патриарх.

Отец Илиодор, вспоминая об этом, говорил: «Это что? Чудо! Это милость Божия. Не успеем мы только подумать – Господь нам дает такие вот знаки милости Своей. Поэтому когда человек унывает – это большой грех. Нам нельзя унывать. Конечно, Господь видит, что я от души прошу и что это полезно для укрепления веры, – значит, Господь подаст. А если человеку не полезно, тогда, конечно, чего тут обижаться?! Мало ли что ты попросил… А если тебе это не полезно?»

Но это мы вперед забежали.

Как отец Илиодор пришел к вере

Продолжение:

https://pravoslavie.ru/135140.html

Божевильна Нина.

Если кому-нибудь из старшего поколения приходилось бывать в селах в начале 1960-х, подтвердит, что определяющим состоянием всякого села была тишина. Разве что краткое пение петухов на заре, да кудахтанье кур, да мычанье коров, возвращающихся с пастбищ в лучах заходящего солнца. Да еще пение птиц, стрекот аистов на соломенных крышах, шелест листьев, раскаты летнего грома…

«А почему «божевильна»?» – уточняли.

«Потому, что живет не так, как все люди, а в нищете, и Бог ее питает через людей. Ее жалеть нужно. Зимой, когда холодно, она забирается в печь и там спит с котами, и так живет Христа ради…».

Сказать по правде, из всего сказанного мы поняли только, что ее нужно жалеть и что она больная. Но когда ее охрипший голос приближался к нашей хате, мы все же предпочитали укрыться в доме.

Песочниц для маленьких детей в деревне не было. Малыши предпочитали играть прямо на сельской песочной дороге, где изредка могла их потревожить телега с лошадьми. На дороге вырастали замысловатые замки и крепости, окнами служили зеленые и коричневые бутылочные стеклышки, забором – частокол из деревянных палочек.

Лошади неслись, вздымая кучи песка, прямо на играющих детей

И вот однажды был такой случай. Пара лошадей, запряженных в тяжелый воз, понесла перепуганного насмерть кучера. Лошади, очевидно, испугавшись чего-то, закусив удила, рванули во всю прыть по проселочной дороге, кося глазами и брызгая пеной с удил. Как ни пытался остановить их кучер, натягивая вожжи с криками «тпр-р-р-ру!!», лошади неслись, вздымая кучи песка, прямо на играющих детей. Еще несколько секунд – и трагедии не избежать! Но вот между малышами и летящими лошадьми вырастает сухопарая фигура Божевильной Нины. Блаженная расставляет руки в стороны, будто готовится принять лошадей в объятия. Помню, наблюдая этот страшный эпизод из-за забора во дворе, я зажмурился, понимая, что лошади сейчас собьют с ног Нину и раздавят двух увлеченно играющих малышей…

И вдруг стало тихо.

Продолжение:

https://pravoslavie.ru/110066.html

Рассказ иеросхимонаха Симеона о своей жизни.

Родился отец Симеон (Желнин Василий Иванович) в деревне Яковлевской Островского уезда Псковской губернии в 1869 году, 1 марта, от родителей Иоанна и Наталии, крещен в погосте Вехнево, во святом крещении назван Василием. Родители были верующими и богобоязненными и воспитывали младенца в страхе Божием, в повиновении и послушании родителям.

Однажды наместник при разговоре со мной (это было в конце его земной жизни) сказал мне: «Я скоро умру, в день Пасхи, но не дома; а когда меня привезут и будут брать мое тело, то на один час будет от моего тела запах тления, а когда внесут в пещеры, то запах прекратится». Так в действительности исполнилось его предсказание. На Страстной неделе о. Мефодий был вызван в Питер, в Святейший Синод, там он заболел и умер в первый день Пасхи; и все, что он сказал о себе, все исполнилось в точности. Когда гроб ввезли в Печоры, тление прекратилось, а когда внесли в монастырь и в церковь, то от тела было благоухание. Когда он говорил о смерти, то упомянул, почему на время от тела его будет запах тления. «Это, — говорил, — потому будет, что люди меня везде хвалят, вот Господь и захотел смирить меня этим запахом по смерти, чтобы я не превозносился».

Отец Мефодий похоронен в пещерах монастыря, где и его сестра схимонахиня Анна.

После смерти о. Мефодия меня перевели из настоятельского дома под трапезную, около ворот, я был в то время иеродиаконом.

Continue reading →

Блаженной памяти «бабушки Кати» – монахини Домны.

В декабре в Тбилиси преставилась «бабушка Катя». Ее знали все, кто приходил в Александро-Невский храм. Святейший Патриарх-Католикос всея Грузии Илия II благословил похоронить ее 10 декабря во дворе церкви Александра Невского.

Многое помню о бабушке Кате – блаженной монахине Домне. Мои воспоминания не идут в хронологическом порядке, относятся к разным годам. Многое пережито, многое, к сожалению, забыто. Но всё, что говорила или делала бабушка Катя, пронзало меня до глубины души. Как некий голос свыше и печать, которая таинственно ложилась на душу. Итак, начну.

Однажды мы с мужем пришли в церковь. К нему подошла блаженная бабушка Катя, посмотрела на него ласково и вдруг достала откуда-то траурное покрывало, уронила прямо перед ним и сразу скрылась в толпе. Он поднял покрывало и пошел искать бабушку Катю. Я сразу поняла, что она хочет этим что-то сказать. Тогда же я получила известие: внезапно умерла моя двоюродная сестра в Америке, по которой я действительно носила потом траур. И у друга моего мужа в тот же день умерла мама.

Было еще. Я очень тяжко согрешила перед Богом, это был мой личный грех. Прошло время, и как-то я пришла в церковь, увидела Катю и хотела подать ей милостыню. Протянула руку – и вдруг она со всей силой ударила меня прямо в лицо, при этом озвучив этот самый грех.

Было еще.

Continue reading →

Юродивый афонский старец Иродион.

По словам преподобного Иоанна Лествичника, тот, кто одолел страсти, так уязвляет демонов: он притворяется, что одержим страстями, и этим дурачит врагов, сам же остается непобедимым. Таким был старец Иродион – румын († 1990), подвизавшийся на Капсале. Он юродствовал столь искусно, что многие не верили, что он притворяется сумасшедшим. А старец Паисий говорил: «Если бы он был в прелести, он бы так не жил. Он очень хороший».

Старец Иродион Капсалиот Старец Иродион Капсалиот

Митрополит Николай Месогейский и Лавреотикийский:
«Он стоял посреди мусора и сиял»

Мы попали на помойку

Сразу после учебы в Америке, где я провел восемь лет, я отправился на Афон и шесть месяцев жил возле старца Паисия. Через два-три месяца после моего прибытия он однажды сказал мне, в своей премудрости: «Пойдите вместе с отцом Никодимом (так звали другого монаха), купите в Талеа (это магазинчик в Кариесе) печенья, макарон, фруктов – что там будет, – и сходите к отцу Иродиону. Он по благодати Божией притворяется перед людьми дурачком». Так старец Паисий сказал… И мы пошли посмотреть, что же это за человек! Купили то, что отец Паисий сказал нам, в Кариесе. Келья отца Иродиона находилась на Капсале, то есть неподалеку от Кариеса – каких-нибудь 20–25 минут.

Нам уже приходилось бывать у необыкновенных монахов, о которых я рассказываю в своей книге «Святая Гора – высочайшая точка земли». Но тут мы попали на настоящую помойку. Это была келья, покрытая слоем мусора: консервы, косточки, шкурки, целлофановые мешки, крышечки, смятые пластиковые бутылки из-под кока-колы – все, что только можно себе вообразить! Слой мусора, видневшийся со стороны двери, по моей оценке, был, представьте себе, где-то в 40 сантиметров! А внутри мухи, тараканы – просто невиданное зрелище!

Кушайте, птички!

Мы зашли внутрь и видим человека, с волосами, спускающимися вниз, без рясы, вместо нее на нем было надето что-то странное.

Продолжение:

https://pravoslavie.ru/117809.html

Про чудачку Катю.

Про чудачку Катю.

На днях в Тбилиси преставилась Катя. Святейший Патриарх-Католикос всея Грузии Илия II благословил похоронить ее 10 декабря во дворе церкви Александра Невского. В свое время я собирала о ней разные истории, и вот настало время суммировать написанное.

Вместо послесловия

Одни видели в Кате нечто необычное, прислушивались к ней. Другие относились с жалостью – как к болящей, старались с ней по возможности вообще не контактировать.

А что мы знаем о юродстве? Юродивые притворялись безумными, вырабатывая смирение. Вели себя непристойно. Ходили почти без одежды или носили одежду несообразно полу, что в прошлые века всячески порицалось. Спали в навозе и ели такое, что нормальному человеку и в голову не придет. А еще обличали власти предержащие самым далеким от вежливости образом. С иерархами Церкви тоже особо не церемонились. Запросто могли дебош в церкви учинить и даже икону камнем разбить, как это сделал Василий Блаженный (потом, правда, выяснилось, что под слоем краски был нарисован падший ангел, но можете представить себе эмоции присутствующих?!). В общем, вызывали окружающих на гнев и другие негативные эмоции. Устраивали всем и каждому проверку на то, какие они христиане: выйдут из себя или отнесутся с терпением?

Все мы помним, как при своей жизни мало у кого вызывал восторг отец Гавриил (Ургебадзе). А через 20 лет после его кончины вся Грузия пришла поклониться его мощам.

Царство Небесное новопреставленной Екатерине!

Мария Сараджишвили

10 декабря 2020 г.

https://pravoslavie.ru/135967.html

Человек-загадка.

Человек-загадка.

Воспоминания о блаженной Кате.

9 и 10 декабря 2020 года многие страницы грузинского сегмента Фейсбука запестрели снимками несуразно одетой старушки в платке, и везде рядом были свечи и плачущие смайлики. Надписи выражали одну и ту же мысль: «Катя ушла от нас». Тысячи перепостов множились в геометрической прогрессии. В качестве даты отшествия указывали 8 декабря, следующее за её Днём ангела.

Многие тбилисцы знали эту одинокую русскую бабушку из церкви Александра Невского, всем известную своим странным поведением. Кто-то считал ее жемчужиной Церкви, кто-то доказывал, что это был просто психически больной человек с тяжелой судьбой.

Несмотря на строгий карантин и отсутствие транспорта, на похороны Кати, которые, по благословению Патриарха, проходили в церковном дворе, собралось много людей. Среди множества цветов особенно выделялся большой венок с лентой «Монахине Домне».

Воспоминания очевидцев

Вот что вспоминают люди, тем или иным образом столкнувшиеся с Катей. Большинство воспоминаний я взяла из комментариев и постов Фейсбука, которые были в открытом доступе.

Наргиза:

– Как-то мой муж стоял во дворе Невской и держал на руках сына. Я зачем-то отошла. У нас в тот период были большие денежные проблемы. Вдруг Катя подошла к нему и подала мелочь. Он этого никак не ожидал. Относительно скоро все у нас постепенно наладилось.

Ирма:

– Я слышала такую историю: когда умирал о. Виталий (Сидоренко), то выкрикивал имя «Катя». И действительно, он преставился, а Катя прибыла в Тбилиси в марте и навсегда осталась тут.

Георгий:

– Однажды Катя сказала епископу Зенону: «Знаю, тебя все время беспокоят вопросы, ответы на которые в Псалтири». «Как в Псалтири?» – спросил епископ. « Когда возникнет вопрос в сердце, тут же открой Псалтирь, и какое предложение попадется, таков и будет ответ». Я не знаю, была ли Катя блаженной, но факт, она была проводником большой духовности.

Ираклий Карчава:

– Говорили, что Катя появилась в Невской во времена о. Виталия (Сидоренко) и осталась тут насовсем. Однажды во время Великого поста я стоял на службе. Катя приблизилась ко мне и протянула какую-то булку, которую ела сама. Я извинился и сказал, что не хочу. Назвал причину, что хочу принять просфору после окончания службы. Но она не отстала от меня и сказала: «Ты же уже ел утром просфору!» (когда я шел утром на службу, действительно съел несколько просфор). Эти ее слова напугали меня, я взял протянутую булку и начал есть. Она гладила меня по голове и смеялась: «Кушай, булка с творогом! Хорошая!» На это я рассердился. «Я на посту и из-за вас нарушил!» Как раз в эти дни, по совпадению, читал о Сидящей Анастасии, которая во время поста угощала некоторых людей скоромным и этим показывала, что пост заключается не только в ограничениях в еде.

Однажды, 8 марта, в день отшествия митрополита Зиновия, все, как обычно, ждали Патриарха, и в церкви было очень много людей.

Продолжение:

https://pravoslavie.ru/136926.html