Скажешь – не воротишь.

Рассказ основан на реальных событиях.

… Гости засиделись далеко за полночь; уже и жених с невестой отбыли, а свадьба всё гуляла. Валентина пришла домой перед самым рассветом. Григорий не спал; вернувшись к родственникам, он продолжал пить всю ночь. Жену встретил пьяными претензиями и оскорблениями. Охаивал самыми чёрными словами, обвинял в самых постыдных грехах. На шум поднялись родственники. И это было для Валентины горше всего: люди знакомы с ней мало, ещё подумают, что всё, сказанное мужем,– правда! В порыве обиды она встала на колени перед иконами и сказала: «Господи! Если я виновата – делай со мной, что хочешь. А если он виноват – пусть он горит огнём, и чтобы никто не мог его потушить!»

…Вернувшись домой, жили, как прежде, минувшую историю не вспоминали.

Прошло 2 года. Однажды Валентине позвонили с завода, где работал её муж, и сообщили, что Григорий в больнице.

Он взялся рукой за шланг, по которому в агрегат подавался бензин. Шланг внезапно выдернулся, Григория с ног до головы облило горючим веществом. Рядом работала сварка, брызнули искры. Он вспыхнул, как факел, и никто не мог его потушить…

В больнице Валентине сказали, что у мужа обожжено 90% поверхности тела. Что шансов нет никаких. Но умер Григорий не сразу, прожил ещё 2 дня; всё это время жена оставалась рядом с ним. Они попросили друг у друга прощения – и простили друг друга. Уже взрослые дети тоже успели прийти попрощаться с отцом. «Он умер тихо, – рассказывала Валентина, – как ребёнок уснул».

Вот и вся история про слово, сказанное сгоряча. Сказанное в ответ на другое, тоже запальчивое слово.

Удивительная история о том, как слова меняют жизнь и определяют будущее – хотя не с тем они говорились, а просто в сердцах… Не зря русский народ сложил поговорку «Слово пуще стрелы разит».

А Евангелие предупреждает: «ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься» ( Мф 12, 37). Сколько слов, брошенных камнями, лежат на человеческой совести!.. Время собирать камни ещё придёт.

https://pravoslavie.ru/140586.html

Другая языческая крайность, с которой человек может столкнуться при неправильной организации своей молитвенной жизни, – это чрезмерная молитвенная экзальтация.

О жрецах Ваала и их молитвах сказано в Библии: «И стали они кричать громким голосом, и кололи себя по своему обыкновению ножами и копьями, так что кровь лилась по ним. Прошел полдень, а они все еще бесновались до самого времени вечернего жертвоприношения» (3 Цар. 18: 28–29). Экзальтация на молитве – это и есть особенность языческого понимания молитвы. Язычники кричат, потому что думают, что Бог может их и не услышать, занимаясь каким-нибудь Своим делом. В их понимании Бог реагирует на людей с громкими голосами и с хорошими подарками. Подобное представление о Боге слишком очеловечено и ни в коей мере не приближает человека к пониманию божественного Духа. Сказано: «И духи пророческие послушны пророкам, потому что Бог не есть Бог неустройства, но мира. Так бывает во всех церквах у святых» (1 Кор. 14: 32–33).

Мне приходилось наблюдать харизматические сектантские моления. Там духи настолько завладевали людьми, что те совершенно не могли никак контролировать себя. Некоторые падали на пол и пребывали в полном оцепенении, некоторые, лежа на полу, тряслись, их тела буквально крутило и подбрасывало. Это было полное духовное неустройство. И кто-то дерзает говорить, что это работа Духа Святаго! Какое духовное бесчувствие и какая слепота!

Но не надо думать, что подобные перекосы случаются только у еретиков. Есть проблемы, связанные с чувственностью и экзальтацией на молитве, и в православной среде. Очень многие неправильно молятся. И от этого впадают в состояние депрессии, близкое к состоянию прелести. Особенно этим страдают женщины, но иногда и некоторые мужчины. Это состояние близко к состоянию кликушества. Чтобы избежать подобного духовного заболевания, во время молитвы надо помнить о некоторых правилах.

Первое. Прежде всего, нельзя во время молитвы что-то представлять – некие образы воображаемые. Некоторые закрывают глаза во время молитв и представляют Христа, Божию Матерь или святых. Это совершенно недопустимо. Ведь икона и существует для того, чтобы отсечь наше чувственное восприятие духовного мира и дать нам бесстрастные формы иной реальности. Канонически правильно написанная икона дает нам бесстрастный образ, который делает и наше восприятие объекта молитвы бесстрастным. В противном случае человек общается не со Христом, Божией Матерью или святым, а со своим собственным субъективным (чувственным) восприятием святыни. То же самое происходит, если мы молимся перед иконой, написанной в западной (реалистической) манере. К сожалению, многие храмы, особенно построенные в XVIII и XIX веках, наполнены списками с католических, чувственных картин. В свою очередь, латинские художники29, рисуя своих «Мадонн», часто просили женщин легкого поведения (проституток) позировать им. Эль Греко, и не только он, но и многие другие западные художники писали своих святых и «апостолов» с одержимых людей, прямо в психлечебнице. И то, что с этих латинских (католических) изображений делали образцы для росписи православных храмов, есть не что иное, как откровенное кощунство и попрание самого понятия ИКОНА. Икона – это список, который своим первоисточником всегда имеет духовное явление, открытое какому-нибудь святому человеку. А картина – это чувственная фантазия духовно незрелого человека. Можно только представить, в какой «духовный» мир она может открыть окно. Слава Богу, что, восстанавливая многие храмы, уже в наше время многие благочестивые настоятели отказались от латинской мазни и вернулись к традиционному церковному канону при написании фресок и икон. Без этого нормальная духовная (молитвенная) жизнь навряд ли возможна.

Continue reading →

Молитвенная экзальтация.

 Другая языческая крайность, с которой человек может столкнуться при неправильной организации своей молитвенной жизни, – это чрезмерная О жрецах Ваала и их молитвах сказано в Библии: «И стали они кричать громким голосом, и кололи себя по своему обыкновению ножами и копьями, так что кровь лилась по ним. Прошел полдень, а они все еще бесновались до самого времени вечернего жертвоприношения» (3 Цар. 18: 28–29). Экзальтация на молитве – это и есть особенность языческого понимания молитвы. Язычники кричат, потому что думают, что Бог может их и не услышать, занимаясь каким-нибудь Своим делом. В их понимании Бог реагирует на людей с громкими голосами и с хорошими подарками. Подобное представление о Боге слишком очеловечено и ни в коей мере не приближает человека к пониманию божественного Духа. Сказано: «И духи пророческие послушны пророкам, потому что Бог не есть Бог неустройства, но мира. Так бывает во всех церквах у святых» (1 Кор. 14: 32–33).

Мне приходилось наблюдать харизматические сектантские моления. Там духи настолько завладевали людьми, что те совершенно не могли никак контролировать себя. Некоторые падали на пол и пребывали в полном оцепенении, некоторые, лежа на полу, тряслись, их тела буквально крутило и подбрасывало. Это было полное духовное неустройство. И кто-то дерзает говорить, что это работа Духа Святаго! Какое духовное бесчувствие и какая слепота!

Но не надо думать, что подобные перекосы случаются только у еретиков. Есть проблемы, связанные с чувственностью и экзальтацией на молитве, и в православной среде. Очень многие неправильно молятся. И от этого впадают в состояние депрессии, близкое к состоянию прелести. Особенно этим страдают женщины, но иногда и некоторые мужчины. Это состояние близко к состоянию кликушества. Чтобы избежать подобного духовного заболевания, во время молитвы надо помнить о некоторых правилах. 

 Первое. Прежде всего, нельзя во время молитвы что-то представлять – некие образы воображаемые. Некоторые закрывают глаза во время молитв и представляют Христа, Божию Матерь или святых. Это совершенно недопустимо. Ведь икона и существует для того, чтобы отсечь наше чувственное восприятие духовного мира и дать нам бесстрастные формы иной реальности. Канонически правильно написанная икона дает нам бесстрастный образ, который делает и наше восприятие объекта молитвы бесстрастным. В противном случае человек общается не со Христом, Божией Матерью или святым, а со своим собственным субъективным (чувственным) восприятием святыни. То же самое происходит, если мы молимся перед иконой, написанной в западной (реалистической) манере. К сожалению, многие храмы, особенно построенные в XVIII и XIX веках, наполнены списками с католических, чувственных картин. В свою очередь, латинские художники29, рисуя своих «Мадонн», часто просили женщин легкого поведения (проституток) позировать им. Эль Греко, и не только он, но и многие другие западные художники писали своих святых и «апостолов» с одержимых людей, прямо в психлечебнице. И то, что с этих латинских (католических) изображений делали образцы для росписи православных храмов, есть не что иное, как откровенное кощунство и попрание самого понятия ИКОНА. Икона – это список, который своим первоисточником всегда имеет духовное явление, открытое какому-нибудь святому человеку. А картина – это чувственная фантазия духовно незрелого человека. Можно только представить, в какой «духовный» мир она может открыть окно. Слава Богу, что, восстанавливая многие храмы, уже в наше время многие благочестивые настоятели отказались от латинской мазни и вернулись к традиционному церковному канону при написании фресок и икон. Без этого нормальная духовная (молитвенная) жизнь навряд ли возможна. 

Второе. Следующее важное условие для нормальной молитвы – это отказ от истерической экзальтации. Давайте вспомним, каким сопутствующим текстом начинается утреннее правило. Сказано: «Посему постой мало молча, дондеже утишатся вся чувствия…» Утишить чувствование совершенно необходимо, иначе на молитве будет преобладать не духовное, а плотское чувство. Некоторые истерические особы любят рыдать на молитве или проявлять чрезмерную радость – и то, и другое недопустимо. Пусть примером для вашей молитвенной практики станет церковное клиросное чтение. Это чтение бесстрастно, целомудренно и благочестиво. Здесь отсутствует молитвенная экзальтация, близкая к чувственному оргазму. Если говорить о слезах, то Церковь учит, что есть дар слез, который дается немногим. В противном случае рыдания и плачь на молитве могут оказаться такой же чувственной экзальтацией, оскорбляющей своей плотской чувственностью Бога.

Другое дело – плачь о нераскаянных грехах, который, впрочем, неуместен после доброй исповеди. Писание учит нас: «Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь» (1 Фес. 5: 16–17). Видите, братия и сестры, здесь радость и молитва суть понятия близкие и даже тождественные. Обеспечить для себя такую тихую радость на молитве мы сможем через бесстрастие зрака и чувства. Апостол Павел однажды воскликнул: «Радуйтесь всегда в Господе; и еще говорю: радуйтесь» (Флп. 4: 4). Впрочем, и в радости надо помнить о некоей мере. Сказано: «Радуйтесь с радующимися и плачьте с плачущими» (Рим. 12: 15). Но при всем при этом трудно мне представить православного человека хмурым и до истеричности несчастным. Наша вера есть вера Светлой (Святой) Руси, Руси благостной и тихой (то есть бесстрастной).

Третье. Важное условие в молитве – не молитесь с закрытыми глазами и про себя. Это опасно для новоначальных, ибо умная и непрерывная молитва есть удел совершенных и духовно развитых людей (и, как правило, из числа монашествующих). Самочинно берущих на себя подобное правило может постигнуть духовный недуг. Также есть совет не молиться по памяти при совершении правила. Ибо диавол может смутить нас, перепутав слова нашего молитвенного правила. И еще один совет о правильной молитве: если во время чтения молитвы вы поймали себя на том, что ваша мысль ушла куда-то в сторону, то начните эту молитву сначала – не все правило, а именно эту молитву. Если и после этого молитвенный настрой не восстановится, надо сосредоточить внимание на тексте, который перед вашими глазами. Может быть, еще раз перечитайте его. Обращайте внимание на то, где запятые, точки и как правильно ставить ударения в славянских словах. Славянский язык любите: его бесы боятся, а Ангелы любят.

При соблюдении всех необходимых условий на молитве молитва принесет нам и радость духовную, а с нею подлинное утешение и надежду на божественные Милосердие и Любовь.

Итак, любые перекосы в молитвенной жизни человека есть проявление неких языческих начал в человеческой душе; именно имея это в виду, Сын Божий, учит нас: «А молясь, не говорите лишнего, как язычники, ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны». Лишнее на молитве – все то, что мешает молящемуся человеку с чистым сердцем общаться с Богом.

Сегодняшняя беседа предваряет и беседу о самой возвышенной и самой совершенной молитве – Молитве Господней «Отче наш…» О ней мы поговорим в следующий раз, если будем живы и Господь позволит.

Спаси вас Христос!

Протоиерей Олег Стеняев

https://pravoslavie.ru/96073.html#sdendnote29sym
Прежде чем приходить в смущенье от окружающих беспорядков, недурно заглянуть всякому из нас в свою собственную душу.

Прежде чем приходить в смущенье от окружающих беспорядков, недурно заглянуть всякому из нас в свою собственную душу.

Загляните также и вы в свою. Бог весть, может быть, там увидите такой же беспорядок, за который браните других; может быть, там обитает растрепанный, неопрятный гнев, способный всякую минуту овладеть вашею душою, на радость врагу Христа; может быть, там поселилась малодушная способность падать на всяком шагу в уныние — жалкая дочь безверья в Бога; может быть, там еще таится тщеславное желанье гоняться за тем, что блестит и пользуется известностью светской; может быть, там обитает гордость лучшими свойствами своей души, способная превратить в ничто все добро, какое имеем. Бог весть, что может быть в душе нашей.

Лучше в несколько раз больше смутиться от того, что внутри нас самих, нежели от того, что вне и вокруг нас.

Н. В. Гоголь.

О священниках.

О священниках.

Еще недавно в Грузии жил один из самых известных подвижников XX века архимандрит Гавриил (Ургебадзе).

Знаменитый старец, ныне прославленный в лике преподобных, оставил по себе много благодарной памяти. И среди слов, которые люди запомнили, есть обращение к ропотникам, тем, что вечно бурчат: «Священники плохие, власть плохая, все плохое».

Маммо Габриэли, то есть отец Гавриил, так отвечал им: «Вы хотели бы, чтобы президентом у вас была царица Тамара, а на приходе у вас служил Николай Чудотворец. Но вы-то сами – кто?».А еще мы бы хотели, чтобы врачом в поликлинике работал святой Пантелеимон, а на клиросе пел царь Давид или хотя бы Федор Шаляпин. А также (спасибо, Александр Сергеевич), чтобы «была я владычицей морскою, а Рыбка была бы у меня на посылках». Но, простите, вы в зеркало глядели? А в совесть заглядывали? Со здравым смыслом советовались, или хотя бы с отцом Гавриилом? Сами-то вы – кто?

Но вот помечталось мне, что действительно на приходе, где я прихожанином, служит святой Николай. Без сомнения, приход сразу набьется людом как та сеть, которую Петр забросил одесную корабля, рыбой. За чудесами, за милостыней, за благодатной помощью набьется. И без внешней рекламы. Еще бы! У всех беда. Сын пьет, невестка гуляет, денег нет, муж работу потерял, у меня рак… Так что – все к Николаю! Он всем поможет.

Но святитель Николай ведь не будет «угодником» в смысле одного только угождения нам. Он, главным образом, Богу угождать будет и от нас того же потребует. Потребует ежевоскресного хождения к Литургии. Чего доброго, заведет полноценное всенощное бдение. В смысле – на всю ночь, а на рассвете – Литургия. Заставит поститься по уставу, а не так, как мы привыкли – с карасиками. По средам не едим. По пятницам – тоже. Велит Псалтирь наизусть изучить. Памятуя о знаменитой пощечине Арию, можно предполагать, что иному вольнодумцу св.Николай и «портрет»испортит. И вообще все его неизбежно пламенное служение предстанет перед развращенным и ленивым нынешним христианским сообществом как вызов, мука, обличение и издевательство.

Да я ведь к Николаю только за чудом и только на пару минут! Мне за чудом. Сколько стоит? А так мне «в Париж, по делу, срочно!». Ты, Николай, дай-ка мне просимое, да побыстрее. Да в душу не лезь. Чужая душа, сам знаешь, потемки. Ну, и я пошел. Прощай, Николай. До скорого свидания. До следующей нужды. А он тебе: «Стой, паршивец. А ну, глянь мне в глаза! Ты что это вздумал храм в торговую лавку превращать? Добра хочешь? Помощи хочешь? А потрудиться для Христа хочешь? Долги раздать, бедным помочь, ночью на молитву стать?» Ну и так далее.

Знаете, что потом будет? Вскоре, через месяц-другой, в Патриархию полетят письма и телеграммы анонимных стукачей и официальных оскорбленных и униженных. Будут жаловаться на того, кому сегодня молятся, если бы он сегодня жил, а не в четвертом веке. Как пить дать. Будут говорить про Николая Чудотворца: «Грубый, изувер, службы длинные, строгий непомерно, дерется даже, ругается, никакой любви», и так далее.

А если бы на приходе у нас был священником Михаил Архангел! Храм был бы пуст! Все в ужасе и с чувством полной греховности разбежались бы кто куда. Остался бы только пепел у исповедального аналоя. Пепел грешника, сгоревшего от стыда на исповеди после нескольких вопросов исповедующего Архангела.

Одним словом, когда вам захочется побурчать о том, что все плохие (только вы хороший), вы подумайте о том, что было бы, если бы реально главой государства был князь Владимир или Андрей Боголюбский, а на приходе у вас служил Иоанн Кронштадский.

Представьте все это в деталях. Ох, вы бы взвыли! Конкретно вы. А я бы посмеялся. Так что взгляните свежим взглядом на своих родных, таких знакомых и понятных батюшек. Простых и грешных, как все. И обрадуйтесь. И благодарите Бога, что святых к святым послали, а к вам – грешникам – грешников. И успокойтесь.»

https://vk.com/wall-59350877_11697

Спасаемся верой и покаянием, а не расценкой дел и исправностью. Старец Савва (Остапенко).

1. Вы пишете: «Хочу быть исправной и сердце сокрушенно иметь». Увы! Это невозможно: во-первых, все исправить мы бессильны, а во-вторых, если и сумеем исправить, то вырастет тайный самоцен и сокрушение будет тогда у нас поддельное, потому что в глубине души мы будем чувствовать свою исправность и праведность – конечно, фарисейскую. Такая бывает, и ей помогает бес.

Спросите: а как же святые бывают под конец действительно безгрешными, например, апостолы, св. Варсонофий и Иоанн и др., неужели и они были неисправны? Нет, они были исправны, но эта исправность у них была не самодельная, не плод их усилий, а дар Божий за покаяние и смирение. Поэтому заметьте: они искренно, вопреки исправности, считали себя первыми грешниками, не гордились, ибо как гордиться чужим капиталом, т. е. даром благодати (туне прияхом).

Наоборот, еще больше трепетали, сознавая свое недостоинство, и боялись потерять смирение и покаяние, находясь в очаровании дара Божия. Вот почему великие святые Иоанн Златоуст, Василий Великий, Симеон Метафраст оставили нам молитвы к причастию, полные величайшего покаянного вопля, за это они и стали великими, не за дела, и получили дар праведности.

Понятно, почему многие святые искренно взывали к Богу: «Возьми от нас дар исправности, утиши волны благодати, даруй зрети наши прегрешения» (св. Ефрем Сирин). Итак, нужно бояться прелести от самовольной исправности, всегда однобокой и фальшивой, и не бояться неисправности, бывающей от немощи, не по озорству, ибо она ведет к спасительному смирению и сокрушению; «вся наша правда пред Тобой, яко руб (рубище) поверженный», говорится в Троицкой (5-й) молитве.

2. «Хочу быть и праведницей». Но Господь пришел для грешников, и об одном грешнике кающемся на небе бывает радости больше, чем о десяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии. Это слова Господа что-нибудь да значат. Не то ли, что эти праведники – увы, по настроению фарисеи? Во всяком случае, ни один святой не высказывал желания быть «праведником», тут сразу слышится самоцен, и тщеславие, и гордость, а желали для себя, «первейших грешников» (апостол Павел), быть помилованными (см. молитву св. Евстратия на суб. полунощи).

Раз я искренно сознаю себя грешником, то вполне естественно и справедливо молить о помиловании, а не мечтать в ослеплении от самоисправности и самоцена о праведности: у грешника и мысль не дерзает подняться сюда.

В притче о блудном сыне даны живые примеры гордой самодельной исправности (старший сын, воспылавший гневом на вернувшегося брата и на отца) и кающейся неисправности и даже бывшей сознательной греховности, однако за смирение привлекающей благодать и милость Божию.

3. Вывод из сказанного такой: не делайте перегиба в сторону дел и вообще не оценивайте их, они оправдания сами по себе не ищут… «Благодатью… есте спасени, через веру, и сие не от нас, Божий дар, не от дел, да никто же похвалится» (делами) (Еф. 2:8–9). «Верова же Авраам Богови, и вменися ему в правду» (праведность) (Рим. 4,3). Вера же рождается от смирения и покаяния, как и говорит Господь: «покайтеся сначала и веруйте во Евангелие» (Мк. 1, 15). Вот эти корни духовной жизни и имеют оправдательную цену, если можно так выразиться.

Живая вера при помощи благодати Божией, а не своих гнилых усилий произведет много дел, так сказать, на Божий капитал, а поэтому гордиться ими нельзя и засматриваться на них нечего: сердце наше должно быть занято в чувствах веры, смирения, покаяния и любви, беседой с Господом, живым и блаженным общением с Ним, а не отвлекаться от Него в горделивое, самостное и Богу ненавистное рассматривание своих дел и подвигов, сделанных (если они действительно были) за чужой счет, т. е. Божий, а не наш.

Continue reading →

Главное средство ко спасению – претерпевание многоразличных скорбей, кому какие пригодны… Прп. Амвросий Оптинский.

Главное средство ко спасению – претерпевание многоразличных скорбей, кому какие пригодны…

Хотящему спастись должно помнить и не забывать апостольскую заповедь: «Друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов»32. Много других заповедей, но ни при одной такого добавления нет, то есть: так исполните закон Христов. Великое значение имеет заповедь эта, и прежде других должно заботиться об исполнении оной.

Многие желают хорошей духовной жизни в самой простой форме; но только немногие и редкие на самом деле исполняют благое свое желание, – именно те, которые твердо держатся слов Святого Писания, что «многими скорбьми подобает нам внити в Царство Небесное»33, и, призывая помощь Божию, стараются безропотно переносить постигающие их скорби, и болезни, и разные неудобства…

Если хочешь поставить себя на твердой стези спасения, то прежде всего постарайся внимать только себе одному, а всех других предоставь Промыслу Божию и их собственной воле и не заботься никому делать назидание. Не напрасно сказано: «Кийждо от своих дел или прославится, или постыдится». Так будет полезнее и спасительнее и сверх того покойнее.

Милость и снисхождение к ближним и прощение их недостатков есть кратчайший путь ко спасению.

Одно остается нам немощным и грешным – искренно каяться в своих слабостях и немощах душевных, нелицемерно смиряться пред Богом и людьми и безропотно и терпеливо переносить посылаемые нам за грехи различные скорби и болезни, и таким образом несомненно можем получить милость Божию.

Кто желает называться чадом Христовым, тот должен терпеливо и безропотно понести все то, что понес Христос, и должен молиться за обидящих, как Он молился за распинающих.

Видно, иначе нельзя достигнуть покоя, как потерпеть да подождать, да потрудиться о себе и о других, так как без любви к ближнему невозможно спастись.

Ежели настоящая жизнь наша есть не что иное, как подвиг, а подвиг не бывает без борьбы, а в борьбе человек без помощи Божией бывает немощен и несилен, то и должны мы, вместо того чтобы унывать, к Победителю темных сил взывать: «Побори борющие мя»34.

Много и о многом заботиться не должно, а следует позаботиться о самом главном – о приготовлении себя к смерти.

Прп. Амвросий Опттинский.

https://azbyka.ru/otechnik/prochee/optinskij-tsvetnik/6_1

Молитва управляет временем и пространством.

Молитва управляет временем и пространством.

…Мы шли, не думая о времени. Да и часов тогда ни у кого не было. Ориентировались на звёзды, солнце или на петухов… Шли и молились.

МОЛИТВА УПРАВЛЯЕТ ВРЕМЕНЕМ И ПРОСТРАНСТВОМ

В юности меня сильно удивил рассказ моей бабушки Пелагеи, попросту – Поли, об их пеших походах в Чернигов.

Жила она до войны в селе, где была церковь во имя святителя Николая Чудотворца, но ее закрыли в 1938 году, и ближайший храм оказался за 62 км в Чернигове. Вот бабушка и рассказывала, как они, хотя бы раз в месяц на двунадесятые праздники, отправлялись в областной центр.

До войны в той местности было довольно много волков, которые зимой сбивались в большие стаи и нередко нападали на людей. Поэтому собирались по 10–15 человек и отправлялись в путь. Выходили очень рано, после третьих петухов[1]. Брали с собой и подростков. Шли не торопясь, тихо. И как-то так получалось, что приходили они в черниговский храм аккуратно к началу службы.

Вот этого я никак понять не мог. Если средняя скорость идущего человека составляет 5 км/час, то им понадобились бы как минимум 12 часов на путь в одну сторону. Они же тратили не более 7!

После службы (а это еще 3 часа), перекусив тем, что брали с собой в котомке, и немного отдохнув (еще 1–2 часа), отправлялись обратно. Летом возвращались к заходу солнца, зимой – когда куры уже давно сидели на насесте (еще 12 часов).

Если сложить все мои расчетные часы, то получается 12+3+1 (или 2) +12 = 28–29 часов. А в сутках всего 24 часа! Но даже эти часы они полностью не использовали, а не больше 18…

Для меня это было необъяснимой загадкой.

Будучи студентом, молодым и здоровым, увлекающимся спортом, я оказался в той местности. У меня был отличный велосипед, точно проложенный маршрут, по которому когда-то ходила бабушка, хороший день и хорошее настроение.

Поскольку средняя скорость велосипедиста, как утверждал мой школьный учебник, составляет 12 км/час, то на дорогу туда и обратно я отводил для себя 10–11 часов, ну, еще 1–2 часа на обед и отдых в Чернигове. Выехав в 9 утра, я планировал вернуться в 9–10 вечера, то есть к заходу солнца.

С тем и отправился в путь, полагая, что у меня все равно скорость передвижения куда быстрее, чем у довоенных путников.

Дорога – асфальт, только кое-где приходилось съезжать на грунтовку. Ехать – одно удовольствие.

Я вертел головой по сторонам, наблюдал за меняющимися пейзажами, мелькающими птицами, уступал дорогу машинам и считал ворон.

В движении я уже был почти 4 часа, но не проехал и половину пути. Быстро подсчитав, что до Чернигова мне понадобится еще не менее 3 часов, я так же быстро сообразил, что и к полуночи вернуться обратно не успею. В Чернигове остановиться у меня было негде, и я решил воротиться.

Как же так? Получается, что я на велосипеде ехал медленнее, чем шли богомольцы пешком?!

Ехал и недоумевал: как же так получилось, что я, имея большую скорость передвижения, молодой и здоровый, не обогнал во времени медленно ходивших молитвенников – стариков и детей?

Бабушки уже не было в живых, и нельзя было еще раз все переспросить, но жива была моя тетушка Евдокия[2], которая подростком ходила вместе с бабушкой в Чернигов.

Я и спросил у нее, как же так получилось, что они успевали проделать путь туда и обратно менее чем за сутки, а я – нет?!

Continue reading →

Согрешил чем-либо – не смущайся. Схиигум Савва (Остапенко).

Согрешил чем-либо – не смущайся опять и не унывай, не доставляй этим радость врагу, а укори себя, сердечно воззови к Богу с покаянием, и грех прощен (на исповеди скажи), и будь мирен в душе. Этим обрадуешь Господа.

«Стяжи мирный дух, и подле тебя спасутся тысячи», – говорил преподобный Серафим.

https://clck.ru/UhdBK

За что подобает благодарить Бога. Схиигумен Савва (Остапенко).

1. Что из небытия привел нас к бытию.

2. Что почтил нас не скотскою, но человеческою душею.

3. Что Своею Честною Кровию искупил нас.

4. Что даровал нам право быть наследниками Царствия Небесного.

5. Что, много раз прогневанный и раздраженный нами, не до конца гневается на нас.

6. Что, несмотря на тяжкие согрешения, не погубил нас в самом грехе нашем, но живыми сохранил нас.

7. Что сохраняет нас целыми и не допускает диаволу поглотить нас, когда мы грешим.

8. Что доселе ожидает покаяния нашего и мы еще живы, а не мертвы, что еще не снедают черви тел наших во гробе и что души наши еще не во аде.

9. Что есть еще время для нашего покаяния.

О как благодарить мы должны Бога за все сие!

Помни последняя твоя четыре: смерть, суд, ад и вечность – и вовеки не согрешишь.

Мысль за горами, а смерть за плечами.

Якоже корабль, имеющий искусного кормчего, благополучно Божиим содействием входит в пристанище, тако и душа, имущая доброго пастыря, удобно на небо восходит, хотя бы прежде и много зла соделала.

https://azbyka.ru/otechnik/Savva_Ostapenko/polnoe-sobranie-propovedej-i-pouchenij-shiigumena-savvy/5_2