Воспоминания о блаженной Кате.

9 и 10 декабря 2020 года многие страницы грузинского сегмента Фейсбука запестрели снимками несуразно одетой старушки в платке, и везде рядом были свечи и плачущие смайлики. Надписи выражали одну и ту же мысль: «Катя ушла от нас». Тысячи перепостов множились в геометрической прогрессии. В качестве даты отшествия указывали 8 декабря, следующее за её Днём ангела.

Многие тбилисцы знали эту одинокую русскую бабушку из церкви Александра Невского, всем известную своим странным поведением. Кто-то считал ее жемчужиной Церкви, кто-то доказывал, что это был просто психически больной человек с тяжелой судьбой.

Несмотря на строгий карантин и отсутствие транспорта, на похороны Кати, которые, по благословению Патриарха, проходили в церковном дворе, собралось много людей. Среди множества цветов особенно выделялся большой венок с лентой «Монахине Домне».

Воспоминания очевидцев

Вот что вспоминают люди, тем или иным образом столкнувшиеся с Катей. Большинство воспоминаний я взяла из комментариев и постов Фейсбука, которые были в открытом доступе.

Наргиза:

– Как-то мой муж стоял во дворе Невской и держал на руках сына. Я зачем-то отошла. У нас в тот период были большие денежные проблемы. Вдруг Катя подошла к нему и подала мелочь. Он этого никак не ожидал. Относительно скоро все у нас постепенно наладилось.

Ирма:

– Я слышала такую историю: когда умирал о. Виталий (Сидоренко), то выкрикивал имя «Катя». И действительно, он преставился, а Катя прибыла в Тбилиси в марте и навсегда осталась тут.

Георгий:

– Однажды Катя сказала епископу Зенону: «Знаю, тебя все время беспокоят вопросы, ответы на которые в Псалтири». «Как в Псалтири?» – спросил епископ. « Когда возникнет вопрос в сердце, тут же открой Псалтирь, и какое предложение попадется, таков и будет ответ». Я не знаю, была ли Катя блаженной, но факт, она была проводником большой духовности.

Ираклий Карчава:

– Говорили, что Катя появилась в Невской во времена о. Виталия (Сидоренко) и осталась тут насовсем. Однажды во время Великого поста я стоял на службе. Катя приблизилась ко мне и протянула какую-то булку, которую ела сама. Я извинился и сказал, что не хочу. Назвал причину, что хочу принять просфору после окончания службы. Но она не отстала от меня и сказала: «Ты же уже ел утром просфору!» (когда я шел утром на службу, действительно съел несколько просфор). Эти ее слова напугали меня, я взял протянутую булку и начал есть. Она гладила меня по голове и смеялась: «Кушай, булка с творогом! Хорошая!» На это я рассердился. «Я на посту и из-за вас нарушил!» Как раз в эти дни, по совпадению, читал о Сидящей Анастасии, которая во время поста угощала некоторых людей скоромным и этим показывала, что пост заключается не только в ограничениях в еде.

Однажды, 8 марта, в день отшествия митрополита Зиновия, все, как обычно, ждали Патриарха, и в церкви было очень много людей.

Продолжение:

https://pravoslavie.ru/136926.html

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *