Святые Царственные мученики.

Преподобный Феодосий Кавказкий
(Кашин, +08.08.1948)

«Торжественная и вместе страшная Грамота, — пишет Преподобный Феодосий Иерусалимский о Соборном Обете 1613 года — ею клятвенно связаны с Царями из Дома Романовых не только сами предки, составители ее, но и все мы, потомки их, до скончания века. Многие угодники Божии не только Новозаветные, но и Ветхозаветные свято хранили Обеты, данные за них прежде рождения родителями их. Это обязывает и нас к тому же. Соблюдение сего Обета, данного за нас клятвенно нашими предками, — залог нашего благополучия, как временного — на земле, так и вечного — на Небесах — по Слову Божию. И наоборот: несоблюдение его есть великий грех перед Богом, влекущий за собою наказание, как и показала революция»
«Верую, Господи, в Православное Царское Самодержавие, Духом Святым клятвенно утвержденное на вечные времена Освященным Собором и Русским Народом для мира и благоденствия нашего Отечества и для спасения души, как учили о том же и все Святые Угодники Божии последних веков. Аминь»

ПРИМЕЧАНИЕ 1. УТВЕРЖДЕННАЯ ГРАМОТА ВЕЛИКОГО МОСКОВСКОГО ЗЕМСКО-ПОМЕСТНОГО СОБОРА ОТ 21 ФЕВРАЛЯ 1613 ГОДА
«Послал Господь Бог Свой Святый Дух в сердца всех Православных Христиан, яко едиными усты вопияху, что быти на Владимирском и Московском и на всех Государствах Российского Царства, Государем, Царем и Великим Князем всея Руси Самодержцем, Тебе, Великому Государю Михаилу Феодоровичу.
Целовали все Животворный Крест и Обет дали, что за Великого Государя, Богом ПОЧТЕННОГО, Богом ИЗБРАННОГО и Богом ВОЗЛЮБЛЕННОГО, Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича, всея России Самодержца, за Благоверную Царицу и Великую Княгиню, и за Их Царские Дети, которых Им, Государям, впредь (в будущем) Бог даст, души свои и головы положити и служити Им, Государям нашим верою и правдою, всеми душами своими и головами.
Заповедано, чтобы Избранник Божий, (а не избранник человеков) Царь Михаил Феодорович Романов был родоначальником Правителей на Руси из рода в род, с ответственностью в Своих делах ТОЛЬКО перед Единым Небесным Царем. Кто же пойдет против сего Соборного Постановления <…> да проклянется таковой в сем веке и в будущем, ОТЛУЧЕН бо будет он от Святыя Троицы.
И иного Государя, помимо Государя, Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича, всея России Самодержца, и их Царских Детей, которых Им, Государям, впредь Бог даст, не искати и не хотети. <…> Если же кто какое лихо похочет учинити (т.е. начнёт искать другого Государя или безчино выбирать себе самозванцев), то нам боярам, и окольничьим, и дворянам, и приказным людям, и гостем, и детям боярским, и всяким людям Российским, на того ИЗМЕННИКА стояти всею землею за один.


Прочтоша сию Утвержденную Грамоту на Великом Всероссийском Соборе, и выслушав на большее во веки укрепление — быти так во всем по тому, как в сей Утвержденной грамоте писано. А кто убо не похощет послушати сего Соборного Уложения, его же Бог благослови, и начнет глаголати ИНОЕ, (например ратовать демократическую или социалистическую республику, за диктатуру и т.п.) и МОЛВУ в людех чинити, (т.е. начнет простой люд смущать своими богохульными бреднями) то таковой, аще от Священных Чину, и от бояр, Царских синклит и воинских, или ин кто от простых людей, и в каком чину не буди; по Священным Правилам Святых Апостол и Вселенских Седми Соборов – Святых Отец, и Поместных, и по Соборному Уложению всего ИЗВЕРЖЕН будет, и от Церкви Божией ОТЛУЧЕН, и Святых Христовых Тайн приобщения, яко РАСКОЛЬНИК Церкви Божией и всего Православного Христианства, МЯТЕЖНИК и РАЗОРИТЕЛЬ Закону Божию, а по градским (т.е. гражданским) Законам месть (т.е. праведную казнь) восприимет, и нашего смирения и всего Освященного Собора, не буди на нем благословения от ныне и до века. Да будет твердо и неразрушимо в будущая лета, в роды и роды, и не прейдет ни едина черта от написанных в ней.

Continue reading →

ЦАРЬ НИКОЛАЙ, Святые Угодники Божии о Государе Императоре Николае Александровиче и Его Подивиг.

Св. Преп. Серафим Саровский (+1833)
Будет Царь, Который меня прославит, после чего будет великая смута на Руси, много крови потечет за то, что восстанут против этого Царя и Его Самодержавия, Ангелы не будут успевать брать души, все восставшие погибнут, а Бог Царя возвеличит!

Св. Преп. Корнилий Крыпецкий (+1890 )
Не будет у нас Царя, сменят Его на плохого хозяина. За это Русский Народ будет наказан на три поколения.

Св. Прав. Иоанн Кронштадский (+1908)
Царь у нас праведной и благочестивой жизни, Богом послан ему тяжелый крест страданий, как Своему избраннику и любимому чаду, как сказано тайновидцем Судеб Божиих: Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю (Отк. 3, 19). Как Равноапостольный Царь Константин Он держит высоко и славно знамя Вѣры Христовой и всем сердцем предан Царю царей, глубоко почитая друзей Его. Он подает всем Православным пример искреннего благочестия… Если не будет покаяния у Русского Народа, Бог отнимет у него благочестивого Царя и пошлет бич в лице нечестивых, жестоких, самозваных правителей, которые зальют всю землю кровью и слезами… Сколько теперь врагов у нашего Отечества! А вы, друзья, крепко стойте за Царя, чтите, любите Его, любите Святую Церковь и Отечество и помните, что Самодержавие — единственное условие благоденствия России! Не будет Самодержавия — не будет России!

Св. Преп. Иосиф Оптинский (+ 9.05.1911)
Плохо стали жить люди Православные, плохо, что и говорить! Но знай, пока стоит Престол Царя Самодержавного в России, пока жив Государь, до тех пор, значит, Милость Господня не отъята от России. Сердце Царево, и Престол Его, и сама Его драгоценная жизнь – все в Руках Божиих. И может ли на эту Русскую Святыню посягнуть какая бы то ни было человеческая дрянь, как бы она ни называлась, если только грехи наши не переполнят выше краев Фиала Гнева Божия?

Св. Преп. Варсонофий Оптинский (+ 1913)
Наш Царь есть представитель Воли Божией, а не народной. Его воля священна для нас, как Воля Помазанника Божия; мы любим Его потому, что любим Бога. Славу же и благоденствие дарует нам Царь, мы принимаем это от Него, как Милость Божию. Постигает ли нас бесславие и бедствие, мы переносим их с кротости и смирением, как казнь Небесную за наши беззакония и никогда не изменим в любви и преданности Царю, пока они будут проистекать из наших Православно-религиозных убеждений, из нашей любви и преданности Богу.

Св. Блаж. Паша Саровская (+1915)
Перед смертью Блаженная все клала земные поклоны перед портретом Государя. Когда она уже была не в силах, то ее опускали и поднимали келейницы. Когда её спрашивали: «Что ты, маменька, так на Государя-то молишься?» Паша Саровская отвечала: «Глупые, Он ВЫШЕ ВСЕХ будет!».

Св. Преп. Анатолий Оптинский (в 1915 г.)
Нет греха больше, как противление Воле Помазанника Божия! Судьба Царя – судьба России. Радоваться будет Царь, радоваться будет и Россия. Заплачет Царь, заплачет и Россия, а не будет Царя, не будет и России. Как человек с отрезанной головою уже не человек, а смердящий труп, так и Россия без Царя будет трупом смердящим.

Continue reading →

Преступление, которому нету срока давности.

Историк П. В. Мультатули отмечает, что мученический путь, которым пошел Император Николай II, был указан Царю в письме преподобного Серафима Саровского, переданном ему накануне прославления святого.
В частности, он приводит записанный С. А. Нилусом рассказ Марии Феодоровны Герингер, камер-фрау при Дворе, имевшей доверительные отношения с Царицей Александрой Феодоровной:     «В Гатчинском дворце, постоянном местопребывании Императора Павла I, когда он был наследником, в анфиладе зал была одна небольшая зала, и в ней посредине на пьедестале стоял довольно большой узорчатый ларец с затейливыми украшениями. Ларец был заперт на ключ и опечатан. Вокруг ларца на четырех столбиках, на кольцах, был протянут толстый, красный шелковый шнур, преграждавший к нему доступ зрителю. Было известно, что в этом ларце хранится нечто, что было положено вдовой Павла I, Императрицей Марией Феодоровной, и что ею было завещано открыть ларец и вынуть в нем хранящееся только тогда, когда исполнится 100 лет со дня кончины Императора Павла, I и притом только тому, кто в тот год будет занимать царский престол России.   В утро 12 марта 1901 года и Государь, и Государыня были очень оживлены, веселы, собираясь из Царскосельского Александровского дворца ехать в Гатчину вскрывать вековую тайну. К этой поездке они готовились как к праздничной интересной прогулке, обещавшей им доставить незаурядное развлечение. Поехали они веселые, но возвратились задумчивые и печальные, и о том, что обрели они в том ларце, никому, даже мне, с которой имели привычку делиться своими впечатлениями, ничего не сказали. После этой поездки я заметила, что при случае Государь стал поминать о 1918 годе как о роковом годе и для него лично, и для династии» (Здесь и далее цит. по: Мультатули П. В. Император Николай II. Человек и монарх. М., 2016).
Также сведения о предсказании трагической судьбы Царя есть и в других воспоминаниях:     «Полковник Лейб-гвардии Финляндского полка Д. И. Ходнев утверждал: „Незадолго до своей праведной кончины преподобный Серафим Саровский вручил запечатанный пакет верующей и богобоязненной женщине Е. И. Мотовиловой, наказав хранить его и передать тому Царю, который приедет в Саров ‘особо обо мне молиться’. Через семьдесят лет, в 1903 году, этот пакет был вручен Государю во время прославления преподобного Серафима Саровского – открытия его святых мощей. Это была рукопись святого, в которой он подготовлял Государя к тяжким испытаниям. Тогда же и там же об этом устно поведала и блаженная Паша Саровская. Об этом рассказывал мой отец, который тогда, в 1903 году, командуя Фанагорийским гренадерским генералиссимуса Суворова полком, был на охране Царя в Сарове при открытии мощей святого“».


Со слов монахини Дивеевской пустыни Серафимы (Булгаковой), Н. Л. Чичагова, дочь священномученика Серафима (Чичагова), рассказывала ей, что когда во время Саровских торжеств Государю передали письмо, он принял его с благоговением и положил в нагрудный карман, сказав, что ознакомится позже. По прочтении, вернувшись в игуменский корпус, Царь горько заплакал.     «Придворные утешали его, говоря, что хотя батюшка Серафим и святой, но может ошибаться, но Государь плакал безутешно. Содержание письма осталось никому неизвестно».


Княгиня Н. В. Урусова в своих воспоминаниях писала:     «Познакомилась я в Посаде с семьей графа Ю. А. Олсуфьева, принявшей в нас сердечное участие, но они тоже были совсем разорены и хоть очень хотели бы, но мало чем могли помочь. Граф в то время заведовал архивом Лавры, стараясь что можно из ценных исторических документов сохранить от варварских рук большевиков. Он принес мне однажды для прочтения письмо со словами: „Это я храню как зеницу ока“. Письмо, пожелтелое от времени, с сильно полинявшим чернилом, было написано собственноручно святым преподобным Серафимом Саровским – Мотовилову. В письме было предсказание о тех ужасах и бедствиях, которые постигнут Россию, и помню только, что было в нем сказано и о помиловании и спасении России. Года я не могу вспомнить, т. к. прошло 28 лет, и память мне может изменять, да и каюсь, что не прочла с должным вниманием, т. к. год указывался отдаленно, а спасения хотелось и избавления немедленно еще с самого начала революции».
Наконец, об этом письме сообщал игумен Серафим (Кузнецов):     «Преподобным Серафимом еще при жизни было написано по откровению Божию собственноручно письмо к тому Царю, которому суждено приехать в Саров и Дивеево, передав его своему другу Мотовилову; последний передал это письмо покойной игумении Марии, которая вручала его лично Государю Николаю II в Дивееве, 20 июля 1903 года. Что было написано в письме, осталось тайной».
«То, что Паша Саровская предвидела мученическую кончину Царской Семьи, свидетельствуют воспоминания игумена Серафима (Кузнецова). В 1915 году игумен лично приезжал в Саров и Дивеево и в праздник Успения Божией Матери служил Литургию в Дивеевском монастыре. Прямо из церкви он „зашел к старице Прасковье Ивановне, пробыв у нее больше часа, внимательно слушая ее грядущие грозные предсказания, хотя выражаемые притчами, но все мы с ее келейницей хорошо понимали и расшифровывали неясное. Многое она мне тогда открыла, которое я тогда понимал не так, как нужно было, в совершающихся мировых событиях. Она мне еще тогда сказала, что войну затеяли наши враги с целью свергнуть Царя и разорвать Россию на части. <…> Прозорливица при мне несколько раз целовала портреты Царя и Семьи, ставила их с иконами, молясь им, как святым мученикам. Потом горько заплакала“».
Известно, что преподобный Серафим Саровский пророчествовал:     «Будет Царь, который меня прославит; после чего будет великая смута на Руси, много крови потечет за то, что восстанут против этого Царя и его Самодержавия; все восставшие погибнут, а Бог Царя возвеличит». 
Еще в 1832 году он же предсказывал:     «Они (внутренние враги, – примеч. ред.) дождутся такого времени, когда и без того очень трудно будет земле Русской, и в один день и в один час, заранее условившись о том, поднимут во всех местах земли Русской всеобщий бунт, и, т. к. многие из служащих тогда будут и сами участвовать в их злоумышлении, то некому будет унимать их и на первых порах много прольется невинной крови, реки потекут по земле Русской, много дворян и духовенства, и купечества, расположенных к Государю, убьют…» (Цит. по: Святой Страстотерпец Царь Мученик Николай. М., 2009. С. 79).
Владыка Феофан Полтавский (Быстров) в 1911 году посещал келью юродивой Паши Саровской, от которой узнал пророчество о судьбе Царской Семьи. Подвижник свидетельствовал, что блаженная неожиданно вскочила на скамейку, схватила висевший на стене портрет Государя Императора Николая II и швырнула его на пол. Затем быстро схватила портрет Государыни Императрицы Александры Феодоровны и также швырнула его на пол. Потом приказала келейнице вынести портреты на чердак. Это было за шесть лет до государственного переворота 1917 года. Таким страшным предсказанием юродивая повторила предупреждения преподобного Серафима Саровского, Старцев Оптинских, глинского старца схиархимандрита Илиодора, отца Иоанна Кронштадтского и других прозорливцев Российских, т. е. уже известные Государю откровения.
Блаженная Матрона Московская (1881–1952), будучи еще ребенком, как-то попросила у матери куриное перо, общипала его и сказала:     «Вот так обдерут Царя-батюшку». 
Позже она говорила об Императоре:     «Принудили. Пожалел народ, собою расплатился, зная вперед путь свой» (здесь и далее выделения о. Георгия, – примеч. ред.).
Архиепископ Мелхиседек (Лебедев) († 2016) писал:     «Духовный подвиг Государя определен Провидением для спасения России от власти тьмы. Царь добровольно отдал себя на муки, уничижение и смерть по образу Христова кенозиса (греч. «опустошение» – богословское понятие, означающее снисхождение к людям, самоограничение, самоумаление Бога. – О. Г.), и свет святости его не затмить силам тьмы никакими нагромождениями лжи и клеветы. Народно-церковное почитание его означает, что народ не только сохранился, но и находится на пути ко спасению» (Мелхиседек, архиеп. Почитание святого Царя // Жизнь вечная. № 25. М., 1996. С.10).
«Пред престолом Божиим предстоит наш Государь в венце великомученика», – пророчествовал преподобный Нектарий Оптинский за год до Екатеринбургского злодеяния (Цит. по: Концевич И. М. Оптина Пустынь и ее время. Джорданвилль, 1970. С. 499).  

Continue reading →

Спасаемся верой и покаянием, а не расценкой дел и исправностью. Старец Савва (Остапенко).

1. Вы пишете: «Хочу быть исправной и сердце сокрушенно иметь». Увы! Это невозможно: во-первых, все исправить мы бессильны, а во-вторых, если и сумеем исправить, то вырастет тайный самоцен и сокрушение будет тогда у нас поддельное, потому что в глубине души мы будем чувствовать свою исправность и праведность – конечно, фарисейскую. Такая бывает, и ей помогает бес.

Спросите: а как же святые бывают под конец действительно безгрешными, например, апостолы, св. Варсонофий и Иоанн и др., неужели и они были неисправны? Нет, они были исправны, но эта исправность у них была не самодельная, не плод их усилий, а дар Божий за покаяние и смирение. Поэтому заметьте: они искренно, вопреки исправности, считали себя первыми грешниками, не гордились, ибо как гордиться чужим капиталом, т. е. даром благодати (туне прияхом).

Наоборот, еще больше трепетали, сознавая свое недостоинство, и боялись потерять смирение и покаяние, находясь в очаровании дара Божия. Вот почему великие святые Иоанн Златоуст, Василий Великий, Симеон Метафраст оставили нам молитвы к причастию, полные величайшего покаянного вопля, за это они и стали великими, не за дела, и получили дар праведности.

Понятно, почему многие святые искренно взывали к Богу: «Возьми от нас дар исправности, утиши волны благодати, даруй зрети наши прегрешения» (св. Ефрем Сирин). Итак, нужно бояться прелести от самовольной исправности, всегда однобокой и фальшивой, и не бояться неисправности, бывающей от немощи, не по озорству, ибо она ведет к спасительному смирению и сокрушению; «вся наша правда пред Тобой, яко руб (рубище) поверженный», говорится в Троицкой (5-й) молитве.

2. «Хочу быть и праведницей». Но Господь пришел для грешников, и об одном грешнике кающемся на небе бывает радости больше, чем о десяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии. Это слова Господа что-нибудь да значат. Не то ли, что эти праведники – увы, по настроению фарисеи? Во всяком случае, ни один святой не высказывал желания быть «праведником», тут сразу слышится самоцен, и тщеславие, и гордость, а желали для себя, «первейших грешников» (апостол Павел), быть помилованными (см. молитву св. Евстратия на суб. полунощи).

Раз я искренно сознаю себя грешником, то вполне естественно и справедливо молить о помиловании, а не мечтать в ослеплении от самоисправности и самоцена о праведности: у грешника и мысль не дерзает подняться сюда.

В притче о блудном сыне даны живые примеры гордой самодельной исправности (старший сын, воспылавший гневом на вернувшегося брата и на отца) и кающейся неисправности и даже бывшей сознательной греховности, однако за смирение привлекающей благодать и милость Божию.

3. Вывод из сказанного такой: не делайте перегиба в сторону дел и вообще не оценивайте их, они оправдания сами по себе не ищут… «Благодатью… есте спасени, через веру, и сие не от нас, Божий дар, не от дел, да никто же похвалится» (делами) (Еф. 2:8–9). «Верова же Авраам Богови, и вменися ему в правду» (праведность) (Рим. 4,3). Вера же рождается от смирения и покаяния, как и говорит Господь: «покайтеся сначала и веруйте во Евангелие» (Мк. 1, 15). Вот эти корни духовной жизни и имеют оправдательную цену, если можно так выразиться.

Живая вера при помощи благодати Божией, а не своих гнилых усилий произведет много дел, так сказать, на Божий капитал, а поэтому гордиться ими нельзя и засматриваться на них нечего: сердце наше должно быть занято в чувствах веры, смирения, покаяния и любви, беседой с Господом, живым и блаженным общением с Ним, а не отвлекаться от Него в горделивое, самостное и Богу ненавистное рассматривание своих дел и подвигов, сделанных (если они действительно были) за чужой счет, т. е. Божий, а не наш.

Continue reading →

Храни чистоту, избегай ласки, бойся сластолюбия. Старец Савва (Остапенко).

Ст. IV. Храни чистоту, избегай ласки, бойся сластолюбия.

1. Храни чистоту душевную и телесную, без нее никто не узрит Бога.

2. Ничто так не увеселяет душу, как чистота духовная и целомудрие. Такие люди поистине блаженны.

3. Ищи чистоты, избегай всякого худого помысла, всякого нецеломудренного воспоминания, худого чтения, разговоров и т. п. Если задержишь это в душе, то сразу почувствуешь беспокойство, чуждый огонь идет по телу, лживо обещая сласть, и начнет мучить. Пока со слезами раскаяния не обратишься к Господу Спасителю, не восстановишь чистоту души. Что заразительный микроб для тела (как, например, холеры, тифа), то худой помысл для души, и идет он от губительного демона.

4. Поэтому никогда не медли на худом помысле, не разбирай его и не верь ему, не услаждайся, беги от него к Богу (в тайной молитве), как от чумы, как от демона-душегуба. Демон прельстит всякого, кто беседует с его помыслами, и боится только имени Божия и молитвы.

5. Кроме худых помыслов и желаний, вредит чистоте искание ласки и утешения от любимого человека. Здесь бывает начало измены человеческой души Богу. Ведь Бог – полнота всякого совершенства и источник бесконечного блаженства. Он не ласкает – и любит всех!

Так можно ли оставлять Его и обращаться сердцем к грешному и слабому человеку? Само сердце подскажет, что нельзя: оно ощутит смущение совести, потерю молитвы и нудное пристрастие к человеку с потерей душевного мира.

Итак, ищи главной любви и ласки у Бога, в Божественном (в молитве, духовном чтении, пении, в говении и пр.). Сказано: «Бог любит до ревности» (Иак.4:5) и «Потребит Господь всякого любодеющего от Него» (Пс.72:27).

Ласка простительна только в детском возрасте.

6. Особенно вредит ласковое прикосновение к лицу другого пола (даже и своего пола, если нравится человек), хотя бы по виду и невинное, как-то: прикосновение к голове, к плечу, поцелуй в голову. Всем этим после воспользуется враг и будет волновать кровь, возбуждая привязанность и похотливое чувство.

Поэтому проверяй себя: если твое сердце не с Богом, а все скучает по кому-либо и по ласке, то оно уже и прилепилось и возлюбило это паче Бога, и потеряешь чистоту, если не взыщешь врачевания.

7. Строго проверяй и духовную любовь к кому-либо. Правильная любовь не должна волновать кровь человека, а, наоборот, успокаивать и возвышать душу, пробуждая в ней высокие духовные чувства, и проявится она во всяком терпении, участии, самоотвержении, но не в ласке, не в поцелуях. Это только принизило бы духовную любовь, лишило бы ее небесного света и вскоре ангела заменило бы демоном, т. е. из духовной она перешла бы в плотскую.

8. Вольно или невольно, но погрешают и духовники, если допускают ласку (пусть и самую невинную) к лицам другого пола. Тут враг действует со всей силой обольщения, и вред по лучается великий. Увы! Многие таким путем совершенно потеряли чистоту и растлились разными блудными грехами.

9. Люби чистоту, избирай строгого духовника, не ласкателя. От ласкателя удаляйся, хотя бы он был и пожилой. Помимо ласканья, он принесет тебе вред и тем, что усыпит твою совесть и многое погрешительное объявит невинным. При отсутствии другого временно обращайся и к этому, но держись с ним сурово, ласки прекрати, открыв ему вред.

10. Ласка вредна тем, что она – голос плоти и крови, удочка демона, как говорит Св. Церковь: «удицею сласти прельщает льстивый». Это морфий, ядом своим опьяняющий человека и вместе истощающий и убивающий все его живые соки.

11. Проистекает ласка от лежащего в нас греховного сластолюбия, искания сласти и наслаждения. Тут источник всякого зла и корень всех страстей, как говорится в молитве ко св. причащению: «Всего себя повинух греху, и сластем поработих, и Твой оскверних образ».

Сластолюбие есть тлетворное бесовское семя, живущее в нас после грехопадения.

Оно заглушается благодатью крещения (и слезами покаяния при исправлении жизни), но опять оживает при нерадивой, сластолюбивой жизни. «Ум окалях (т.е. загрязнил калом скверных помышлений), тело растлих сладострастьми моими», – читаем в Каноне св. Андрея Критского.

Итак, сластолюбие, похотливость растлевают человека и отгоняют благодать, через что омрачается ум и сердце человека, и человек как бы заживо разлагается, становится по душе зловонным трупом. «Оставь мертвым погребать мертвых», – сказал Господь одному юноше.

Continue reading →

Главное средство ко спасению – претерпевание многоразличных скорбей, кому какие пригодны… Прп. Амвросий Оптинский.

Главное средство ко спасению – претерпевание многоразличных скорбей, кому какие пригодны…

Хотящему спастись должно помнить и не забывать апостольскую заповедь: «Друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов»32. Много других заповедей, но ни при одной такого добавления нет, то есть: так исполните закон Христов. Великое значение имеет заповедь эта, и прежде других должно заботиться об исполнении оной.

Многие желают хорошей духовной жизни в самой простой форме; но только немногие и редкие на самом деле исполняют благое свое желание, – именно те, которые твердо держатся слов Святого Писания, что «многими скорбьми подобает нам внити в Царство Небесное»33, и, призывая помощь Божию, стараются безропотно переносить постигающие их скорби, и болезни, и разные неудобства…

Если хочешь поставить себя на твердой стези спасения, то прежде всего постарайся внимать только себе одному, а всех других предоставь Промыслу Божию и их собственной воле и не заботься никому делать назидание. Не напрасно сказано: «Кийждо от своих дел или прославится, или постыдится». Так будет полезнее и спасительнее и сверх того покойнее.

Милость и снисхождение к ближним и прощение их недостатков есть кратчайший путь ко спасению.

Одно остается нам немощным и грешным – искренно каяться в своих слабостях и немощах душевных, нелицемерно смиряться пред Богом и людьми и безропотно и терпеливо переносить посылаемые нам за грехи различные скорби и болезни, и таким образом несомненно можем получить милость Божию.

Кто желает называться чадом Христовым, тот должен терпеливо и безропотно понести все то, что понес Христос, и должен молиться за обидящих, как Он молился за распинающих.

Видно, иначе нельзя достигнуть покоя, как потерпеть да подождать, да потрудиться о себе и о других, так как без любви к ближнему невозможно спастись.

Ежели настоящая жизнь наша есть не что иное, как подвиг, а подвиг не бывает без борьбы, а в борьбе человек без помощи Божией бывает немощен и несилен, то и должны мы, вместо того чтобы унывать, к Победителю темных сил взывать: «Побори борющие мя»34.

Много и о многом заботиться не должно, а следует позаботиться о самом главном – о приготовлении себя к смерти.

Прп. Амвросий Опттинский.

https://azbyka.ru/otechnik/prochee/optinskij-tsvetnik/6_1

Ответ благосклонным к латинской церкви. Прп. Амвросий Оптинский.

Ответ благосклонным к латинской церкви. Прп. Амвросий Оптинский.

Напрасно некоторые из православных удивляются существующей пропаганде Римской Церкви, мнимому самоотвержению и деятельности ее миссионеров и усердию латинских сестер милосердия, и неправильно приписывают Латинской Церкви такую важность, что будто бы, по отпадении оной от Православной Церкви, сия последняя не пребыла такою же, а имеет необходимость искать соединения с нею. По строгом исследовании мнение сие оказывается ложным; а энергическая латинская деятельность не только не возбуждает удивления, но напротив возбуждает глубокое сожаление в сердцах людей благомыслящих и разумеющих истину:

Православная Восточная Церковь от времен апостольских и доселе соблюдает неизменными и неповрежденными от нововведений, как учение Евангельское и апостольское, так и предание св. отцов и постановления Вселенских Соборов, на которых богоносные мужи, собиравшись от всей вселенной, соборне составили божественный Символ православной веры, и, провозгласив его вслух всей вселенной во всех отношениях совершенным и полным, воспретили страшными прещениями всякое прибавление к нему и убавление, или изменение, или переставление в нем хотя бы одной иоты. Римская же церковь давно уклонилась в ересь и нововведение. Еще Василий Великий обличал в этом некоторых епископов Рима в послании своем к Евсевию Самосатскому.

«Истины они не знают, и знать не желают; с теми, кто возвещает им истину, они спорят, а сами утверждают ересь»

(Окруж. посл. § 7).

Апостол Павел заповедует удаляться от поврежденных ересью, а не искать с ними соединения, говоря: «еретика человека, по первом и втором наказании отрицайся: ведый, яко развратися таковый и согрешает и есть самоосужден» (Тит. 3, 10, 11). Соборная Православная Церковь не двукратное, а многократное делала вразумление частной Римской Церкви; но последняя, несмотря на все справедливые убеждения первой, пребыла упорною в своем ошибочном образе мыслей и действий.

Еще в седьмом столетии породилось в западных церквах неправое мудрование, что Дух Святой исходит и от Сына. Вначале против сего нового умствования восстали некоторые папы, называя оное еретическим. Папа Дамас так о нем говорит в Соборном определении:

«кто об Отце и Сыне мыслит право, а о Духе Святом не право, тот еретик»

(Окруж. посл., § 5).

Тоже подтверждали и другие папы, Лев III и Иоанн VIII. Но большая часть их преемников, обольстившись правами на преобладание, и нашедши в том для себя много мирских выгод, дерзнули изменить православный догмат об исхождении Св. Духа, вопреки постановлений седьми Вселенских Соборов, также и вопреки ясных слов Самого Господа во Евангелии: «Иже от Отца исходит» (Ин. 15, 26).

Но как одна ошибка, которую не считают ошибкою, всегда влечет за собою другую, и одно зло порождает другое, так случилось и с Римскою Церковию. Едва только успело явиться на западе сие неправое мудрование, что Дух Святой исходит и от Сына, как само породило другие подобные тому исчадия, и ввело с собою мало-помалу другие новизны, большею частию противоречащие ясно изображенным в Евангелии заповедям Спасителя нашего, как-то: кропление вместо погружения в таинстве Крещения, отъятие у мирян божественной Чаши и употребление оплатков и опресноков вместо хлеба квасного, исключение из Литургии божественного призывания Всесвятого и Животворящего и Всесовершающего Духа. Также ввело новизны, нарушающие древние апостольские обряды Соборной Церкви, как-то:

Continue reading →
Прп. Амвросий Оптинский.

Прп. Амвросий Оптинский.

Бог все творит для нашего спасения.

Ты желаешь видеть как на ладони свое спасение. Но такое ясное видение может приводить человека или к гордости, или к разленению; а неполезное и не дается людям, равно как и безвременное, т.е. преждевременное ведение и смерти своей.

Мы часто забываем, что «многими скорбми подобает нам внити в Царствие Божие», и потому нередко ищем счастья земного и отрады временной в заботах житейских и в привязанности к мирским вещам. Потому всеблагий Господь всепремудрым Своим Промыслом и разрешает узел сей, наводя неожиданные лишения и неожиданную скорбь, чтобы мы осмотрелись и обратили душевный взор свой к приобретению благ не временных, а вечных, которые прочны и никогда не изменяемы.

Советую тебе не верить никакому предчувствию, которое на тебя наводит тоску и безотрадное состояние души; а верить тому, как Бог устроит. Бог же устрояет для нас всегда полезное и спасительное.

Господь исполняет не все благие желания наши, а только те, которые служат к душевной нашей пользе. Если мы при воспитании детей разбираем, какое преподавание какому возрасту прилично, тем более Господь сердцеведец весть, что и в какое время бывает нам полезно.

Зло всегда забегало вперед, но не одолевало, разве только где попускал Господь, и попустит к пользе нашей душевной и к испытанию христианского терпения.

Будет то, что Бог даст. Бог же устраивает все только полезное, и душеполезное, и спасительное. Только с нашей стороны требуется не малодушествовать, а с покорностью воле Божией потерпеть посылаемые скорби и болезни, смиряясь пред Богом и людьми и не дерзая никого обвинять или осуждать.

Господь все попускает к пользе нашей душевной, к испытанию нашего терпения и смирения и покорности воле Божией; потому что без сих трех ничего мы полезного не приобретаем.

https://azbyka.ru/otechnik/prochee/optinskij-tsvetnik/6_1

Who Are the Saints? (Orthodox Christianity).

Who Are the Saints? (Orthodox Christianity).

  • The saints knew that holiness is brought about by this attentiveness in keeping Christ’s commandments—all the commandments, even the smallest ones. But it’s impossible to keep the commandments before controlling the passions.
  • The journey of a saint is the journey of a penitent, who may have begun from all types of sins, passions, and heresies. The saints are those who knew their spiritual weakness and poverty and so surrendered their life to Christ in unceasing repentance. They did not despair because of the multitude of distress, demons, temptations, and falls, but because of their weakness they received much humility, enabling them to stand up against sin and resist it unto death.
  • They strongly confronted heresies—all types of heresies—knowing that they carry the spirit of satan. Heresy is incompatible with holiness; and new heresies have several faces: ecumenism, syncretism, modernism, etc. They are all at odds with holiness.

Saints are the products of Divine grace, which is exclusively associated with the true, correct faith. And outside this truth, there exists neither grace nor holiness.

This is why the Orthodox Church does not recognize saints from without; there are no non-Orthodox saints.

A holy union exists between the saints and Pentecost. For the saints are those upon whom the grace of Pentecost has been poured out, and through whom the grace of Pentecost continues to be active in the world. They become living sacraments to Jesus Christ; they draw every grace and truth from the Church’s Sacraments. The Divine truth was stored deeply in the depths of the saints’ hearts, begetting the theology of the living knowledge of God. This is how the saints, the bearers of Pentecost, are born. The Divine image and likeness are restored only at this level of holiness. This is why Christ commanded us, Be ye holy; for I am holy.

The characteristic virtue of the saints is their unceasing pursuit of Divine perfection, as far as they are able. They did not reach this level of Divine perfection due to their moral or social perfection, but thanks to their unceasing transfiguration toward perfection; the transfiguration of the nous and heart through an act of unceasing eros solely toward the True Christ. For the love of Christ, they gave up this world, all worldly attachments and bodily pleasures, and underwent an unceasing journey to the Heavenly Kingdom. They subjugated their bodies through asceticism and self-denial in order to submit them to the spirit.

The saints knew that holiness is brought about by this attentiveness in keeping Christ’s commandments—all the commandments, even the smallest ones. But it’s impossible to keep the commandments before controlling the passions. This is why they loved asceticism— much fasting and many prostrations, focused prayer with tears and tireless vigils, with much endurance and constant humility. St. Ephraim the Syrian emphasizes the action of grace in the struggling souls saying: “God plants His seeds in ascetical bodies.” Our saint then proceeds to say that without struggle and labor, “nobody will be crowned, neither in this life nor in the next.” It’s impossible to reach holiness without asceticism, because it is this asceticism that subdues the passions of self-love and transforms it into the love of Christ. The saints’ perfection, which does not end, is the love of Christ.

The saints are those who were born again from repentance and the spirit. The journey of a saint is the journey of a penitent, who may have begun from all types of sins, passions, and heresies. The saints are those who knew their spiritual weakness and poverty and so surrendered their life to Christ in unceasing repentance. They did not despair because of the multitude of distress, demons, temptations, and falls, but because of their weakness they received much humility, enabling them to stand up against sin and resist it unto death.

Their strong endurance attracted much grace; it healed their hardness of heart, and taught them unceasing prayer. What characterizes the saints is that they do not feel their virtues, but they deeply feel their sins and their need for God’s mercy. This grants them repentance and mourning over their sins, knowing that they are worthy of hell and all condemnation. This is the mystery of the action of grace in the humility of the saints. The saints’ repentance does not end—they repent and do not despair, knowing that their sins are forgiven by repentance; but they also know that if repentance stops, their sins will return, more evil than before.

With respect to faith, the saints refused to conform to the spirit of the age but rather fought against its influences. They strongly confronted heresies—all types of heresies—knowing that they carry the spirit of satan. Heresy is incompatible with holiness; and new heresies have several faces: ecumenism, syncretism, modernism, etc. They are all at odds with holiness. Those who surrender themselves to this religious globalism, to the spirit of the age and to endeavors to renovate Church life according to the dictates of modern life cannot be sanctified. How can he be sanctified who distorts the pure faith of the saints and mixes it with a teaching coming from the demon of contradiction and boastful intellect?

Those who place obstacles before the faithful, who make God’s children doubt the Sacraments and holy things, who themselves doubt the holy light of the Resurrection and the grace contained in holy relics, surrender themselves to the spirit of delusion. The beginning of love of neighbor is to remove the doubts and obstacles from his journey of salvation, for his steadfastness in the faith and his growth in hope. The saints despised erecting barriers, teaching that it brings great condemnation.

Saints are not made with a multitude of theories, pride, and arrogance, but by submitting their thoughts and will to Christ and His Church. Saints are born from the canon of the Orthodox faith, the law of eternal life. Saints are the fruit of obedience to the Orthodox faith, the fruit of surrendering their own will to the collective experience that is, first and foremost, formed by the strength of faith, then by labor, fastings, and prayers. Saints are born from Church Tradition, from the submission of their every thought to Church Tradition.

The saints understood that obedience empties the soul of its selfishness and reliance on its own concepts, such that it willingly submits to the mind of the holy Church, to its dogmas and its canons. Thus, the experience of the saints continues complete and perfect, unchanging from age to age, through obedience to the Orthodox faith. Only those souls who, by faith and obedience, have united their will with God’s will are able to be sanctified and to sanctify, to be enlightened and enlighten, and to firmly establish the Church in the journey of its saints.

This is how the Church becomes the maker of saints; otherwise it would lose the meaning of its existence. Was not this the purpose for which the Son of God came into the world? A church that does not produce ascetics and saints who moved from intellectual faith to the experience of Divine revelation easily becomes a church of laws and morals, a worldly church devoid of spirit, freely heading toward extinction and destruction. Saints are the products of Divine grace, which is exclusively associated with the true, correct faith. And outside this truth, there exists neither grace nor holiness.

This is why the Orthodox Church does not recognize saints from without; there are no non-Orthodox saints. This judgment is not extremist, for with regard to the Orthodox Church, holiness is not established by psychological-emotional states, by a commendable moral life, or by a distinguished social ministry, as is the criterion of the non-Orthodox. It is rather an existential participation in the correctness of the faith and in God’s Uncreated Light, after complete liberation from the passions. For without grace, man is not only unable to be sanctified, but he is also unable to present a pleasing work before God. This is why St. Ephraim the Syrian commands us to have no communion with heretics—because they have no good works, as they have departed from Divine grace as a consequence of their departure from the correct faith.

Continue reading →
Prayer governs time and space (Orthodox Christianity).

Prayer governs time and space (Orthodox Christianity).

…We walked without thinking about time. And no one had a watch back then. We were guided by the stars, the sun, or the roosters… We walked and prayed.

PRAYER GOVERNS TIME AND SPACE

In my youth, I was very much surprised by the story of my grandmother Pelageya, simply called Poli, about their walking tours to Chernihiv.

Before the war, she lived in a village where there was a church in the name of St. Nicholas the Wonderworker, but it was closed in 1938, and the nearest church was 62 km away in Chernigov. My grandmother told me how they used to go to the regional center at least once a month for the Twelve Great Feasts.

Before the war there were quite a lot of wolves in that area, which in winter gathered in large packs and often attacked people. Therefore we would gather in groups of 10-15 people and set out on their journey. They set out very early, after the third cock crows[1]. We took teenagers with us. We walked slowly and quietly. And somehow it turned out that they came to the Chernigov church accurately to the beginning of services.

That’s what I could not understand. If the average speed of a person walking was 5 km / hour, then they would have needed at least 12 hours one way. They would have spent no more than 7 hours!

After the service (another 3 hours), after taking something to eat and some rest (another 1-2 hours), they would head back. In summer we would go back by sunset, in winter — when the chickens had been on the roost for a long time already (another 12 hours).

If you add up all my calculated hours, you get 12+3+1 (or 2) +12 = 28-29 hours. And there are only 24 hours in a day! But even those hours were not fully used, not more than 18…

This was an inexplicable mystery to me.

As a student, young and healthy and into sports, I found myself in that area. I had a great bike, an accurately laid out route that my grandmother had once taken, a good day, and a good mood.

Since the average speed of a cyclist, as my school textbook said, is 12 km / hr, then on the road there and back I set aside for myself 10-11 hours, well, another 1-2 hours for lunch and rest in Chernihiv. Leaving at 9 am, I planned to return at 9-10 pm, that is, by sunset.

With that I set off, figuring that my speed was much faster than that of the pre-war travelers.

The road was asphalt, only in some places I had to take an unpaved road. It was a pleasure to drive.

I turned my head to the sides, watched the changing scenery, flashed birds, gave way to cars and counted crows.

I had already been on the road for almost four hours, but hadn’t even made it halfway. After quickly calculating that it would take me at least another 3 hours to get to Chernihiv, I realized just as quickly that I would not make it back in time by midnight. In Chernihiv I had nowhere to stay, so I decided to turn back.

How is that possible? It turns out that I rode my bicycle slower than the pilgrims walked?

I rode and wondered: how was it that I, being so fast, young and healthy, could not get ahead of the slow-walking worshipers — old people and children?

My grandmother was no longer alive, and it was impossible to ask everything again, but my aunt Evdokiya[2], who went with my grandmother to Chernigov as a teenager, was alive.

So I asked her how it was possible that they managed to make it there and back in less than a day, and I did not!

Continue reading →